^Наверх

сказка илья муромец автор

Он одним духом все выпил.Они у него спрашивают:-Какую ты в себе силушку чувствуешь?— Такую , добрые люди, что если бы был столб одним концом в небо, другим концом в землю вбитый, и кольцо, я бы повернул.Они переглянулись.-Это ему много. Поди, принеси еще. Еще принес. Он выпил одним духом.— Теперь как?-Ну, вот с тебя хватит.Он от большой радости пошел их проводить и говорит:-Я чую в себе силу богатырскую, где теперь коня взять?-Вот на обратном пути мужик будет вести строгача (два года коню, значит) продавать, ты купи, только не торгуйся, сколько спросит, столько и отдай. Только откорми его три месяца бело-яровой пшеницей, отпои ключевой водой и пусти его на три зари на шелковую траву, а потом на шелковый канат и пропусти через железный тын туда — сюда перелететь. Вот тебе и конь будет. Бейся с кем хочешь, тебе на бою смерти нет. Только не бейся со Святогором — богатырем.Илюшенька проводил их далеко за село. На обратном пути видит, его отец-мать крестьянствуют. Они глазам не верят.Он просит:Взял косу и стал ею помахивать, не успели оглянуться — вся степь лежит. Говорит:— Я захмелел.Вот прилег отдохнуть. Проснулся и пошел. Глядь, — мужик идет, ведет строгача, он вспомнил.-Здорово!— Двадцать рублей.Он отдал, ни слова не сказал, взял из полы в полу и повел домой.Привел домой, постановил его в конюшню и насыпал белояровой пшеницы. Так три месяца кормил, поил ключевой водой, выпускал на шелковую траву на три зари, вывел его на шелковый канат, конь туды — суды через железный тын перелетел, как птица. Ну, вот ему и конь богатырский. Так и вправду случилось.Бился Илья Муромец с Соловьем-разбойником, и он его победил. Конь под ним был богатырский, как лютый зверь, ход у него спорый. Он задними копытами за переднюю восемнадцать верст закидывает. Он утреню стоял в Чернигове, а к обедне поспел в Киев-град.Однажды ехал-ехал по дороге, оказалось, дорога расходится в три стороны и на этой дороге лежит камень, и на камне надпись:“Влево поедешь — будешь женат, вправо поедешь — будешь богат, прямо поедешь — будешь убит”.Он подумал:— Жениться еще время не настало, а богатства своего мне не нужно. Некстати русскому богатырю Илье Муромцу богатство наживать, а под — стать ему бедных да сирот спасать, защищать, во всем помогать. Дай, поеду, где смерти не миновать. Мне ведь в бою-то смерти нет, не написана.И поехал прямо. Ехал-ехал он по дикой степи, впереди дремучий лес, поехал по этому дремучему лесу. Ехал он дремучим лесом с утра до полудня. Приехал на поляну, там стоит громадный дуб в три обхвата, под ним сидят тридцать богатырей, а на поляне пасутся тридцать коней. Они увидели Илью Муромца и зашумели.— Зачем ты сюда, негодный мужиковина? Мы богатыри рода дворянского, а тебя, мужиковина, за три версты видать. Смерть тебе!Илья Муромец наложил каленую стрелу на лук, как вдарит в дуб, только щепки полетели, весь дуб расшиб на щепки. Богатырей побил, дубом прихлопнул. Обратил Илья Муромец коня и поехал назад и написал на камне:“Кто писал: проедет — будет убит — неправда, путь свободен всем прохожим и проезжим”.Сам думает:— Дай-ка поеду, где буду богат! Ехал он день, ехал два, на третий подъезжает -огромный двор, высокий забор, у ворот чугунный столб, на этом столбе висит чугунная доска и железная палка. Взял Илья Муромец и стал бить в эту доску.Отворились ворота, выходит старик.— Входи в дом, бери, что тебе угодно! У меня кладовые, подвалы ломятся.Он думает:— Деньги прах, одежда тоже, а жизнь и слава честная всего дороже.Поехал назад и написал на камне:“Неправда, что будешь богат. Чужое богатство недолговечное и непрочное”.— Ну, поеду по третьей дороге, что там за красавица, может, правда, женюсь.Подъезжает, а там стоит дворец, сам деревянный, окошечки хрустальные, серебром покрыты, золотом облиты.Выходит девушка-красавица и говорит: I— Принимаю, добрый молодец, как любимого жениха.Взяла его за руку правую и повела его в столовую и подала обедать честь честью.— Теперь время отдохнуть.Ввела в спальню.— Вот, — говорит, — кровать, ложись, отдыхай.Он взял, нажал кулаком, она — бултых. А там яма глубокая, сажень пять. И там тридцать богатырей.— Эй, ребята, это вы жениться сюда заехали?— Да, — говорят, — помоги, Илья Муромец!Они сразу узнали.Он снял аркан с коня и бросил туда и вытащил их, всех до одного вывел.— Ну, говорит, ступайте, гуляйте на воле, А я с ней поговорю.— Поди отгуляла невеста, пора замуж идти.Вывел в лес, привязал за волосья, натянул тугой лук. Вдарил — не попал.— А знать, ты ведьма!Он взял каленую стрелу, выстрелил в темя.Она сделалась такая страшная, нос крючком, два Зуба. Он перекрестил три раза, она — бултых.Он вернулся и написал:“Кто хочет жениться — это неправда, здесь невесты нет — отгуляла”.ездил, ездил по дикой степи, дремучим лесам, селам и городам и думает;— Поеду я смотреть Святогора — богатыря.И поехал глядеть Святогора — богатыря. Ехал — ехал, подъехал — высокая гора, как Араратская, только что-то чернеет. Он пустил коня и полез пешком, он шел винтом, взошел, там раскинут шатер, и в нем Святогор — богатырь лежит.— Здоров ли, Святогор — богатырь?— Жив — здоров, спасибо тебе, триста лет живу, лежу, никто меня не навешал. Я плохо вижу. Приподнялся, пожали они друг другу руки слегка.Спустились с горы, ходили-ходили, видят -гроб лежит.— Э, тут наша смерть. Твоя или моя?А крышка растворена. Илья Муромец влез — ему просторно.— Э, Илья Муромец, еще рано тебе. Ну-ка вылезай, я попробую.Святогор — богатырь влез, только вытянулся, крышка захлопнулась. Илья Муромец семь раз вдарил — семь железных обручей накатил. Святогор — богатырь и говорит:— Илья Муромец, подойди ко мне поближе, я дуну на тебя, у тебя силы прибавится.Илюшенька один шаг сделал, силу почуял и сделал три шага назад.— А, не подошел, а то была бы такая сила, — мать земля не носилаб!Илья Муромец подошел к гробу, поклонился.— Ну, прости, Святогор — богатырь.— Похорони меня!Илья Муромец вырыл мечом могилу глубокую, сволок в нее гроб, повалил его, простился и поехал в Киев. Там он прожил двести лет. И помер.За всю жизнь Илья Муромец много врагов русской земли победил, за что он и славен был.
Он одним духом все выпил.Они у него спрашивают:-Какую ты в себе силушку чувствуешь?— Такую , добрые люди, что если бы был столб одним концом в небо, другим концом в землю вбитый, и кольцо, я бы повернул.Они переглянулись.-Это ему много. Поди, принеси еще. Еще принес. Он выпил одним духом.— Теперь как?-Ну, вот с тебя хватит.Он от большой радости пошел их проводить и говорит:-Я чую в себе силу богатырскую, где теперь коня взять?-Вот на обратном пути мужик будет вести строгача (два года коню, значит) продавать, ты купи, только не торгуйся, сколько спросит, столько и отдай. Только откорми его три месяца бело-яровой пшеницей, отпои ключевой водой и пусти его на три зари на шелковую траву, а потом на шелковый канат и пропусти через железный тын туда — сюда перелететь. Вот тебе и конь будет. Бейся с кем хочешь, тебе на бою смерти нет. Только не бейся со Святогором — богатырем.Илюшенька проводил их далеко за село. На обратном пути видит, его отец-мать крестьянствуют. Они глазам не верят.Он просит:Взял косу и стал ею помахивать, не успели оглянуться — вся степь лежит. Говорит:— Я захмелел.Вот прилег отдохнуть. Проснулся и пошел. Глядь, — мужик идет, ведет строгача, он вспомнил.-Здорово!— Двадцать рублей.Он отдал, ни слова не сказал, взял из полы в полу и повел домой.Привел домой, постановил его в конюшню и насыпал белояровой пшеницы. Так три месяца кормил, поил ключевой водой, выпускал на шелковую траву на три зари, вывел его на шелковый канат, конь туды — суды через железный тын перелетел, как птица. Ну, вот ему и конь богатырский. Так и вправду случилось.Бился Илья Муромец с Соловьем-разбойником, и он его победил. Конь под ним был богатырский, как лютый зверь, ход у него спорый. Он задними копытами за переднюю восемнадцать верст закидывает. Он утреню стоял в Чернигове, а к обедне поспел в Киев-град.Однажды ехал-ехал по дороге, оказалось, дорога расходится в три стороны и на этой дороге лежит камень, и на камне надпись:“Влево поедешь — будешь женат, вправо поедешь — будешь богат, прямо поедешь — будешь убит”.Он подумал:— Жениться еще время не настало, а богатства своего мне не нужно. Некстати русскому богатырю Илье Муромцу богатство наживать, а под — стать ему бедных да сирот спасать, защищать, во всем помогать. Дай, поеду, где смерти не миновать. Мне ведь в бою-то смерти нет, не написана.И поехал прямо. Ехал-ехал он по дикой степи, впереди дремучий лес, поехал по этому дремучему лесу. Ехал он дремучим лесом с утра до полудня. Приехал на поляну, там стоит громадный дуб в три обхвата, под ним сидят тридцать богатырей, а на поляне пасутся тридцать коней. Они увидели Илью Муромца и зашумели.— Зачем ты сюда, негодный мужиковина? Мы богатыри рода дворянского, а тебя, мужиковина, за три версты видать. Смерть тебе!Илья Муромец наложил каленую стрелу на лук, как вдарит в дуб, только щепки полетели, весь дуб расшиб на щепки. Богатырей побил, дубом прихлопнул. Обратил Илья Муромец коня и поехал назад и написал на камне:“Кто писал: проедет — будет убит — неправда, путь свободен всем прохожим и проезжим”.Сам думает:— Дай-ка поеду, где буду богат! Ехал он день, ехал два, на третий подъезжает -огромный двор, высокий забор, у ворот чугунный столб, на этом столбе висит чугунная доска и железная палка. Взял Илья Муромец и стал бить в эту доску.Отворились ворота, выходит старик.— Входи в дом, бери, что тебе угодно! У меня кладовые, подвалы ломятся.Он думает:— Деньги прах, одежда тоже, а жизнь и слава честная всего дороже.Поехал назад и написал на камне:“Неправда, что будешь богат. Чужое богатство недолговечное и непрочное”.— Ну, поеду по третьей дороге, что там за красавица, может, правда, женюсь.Подъезжает, а там стоит дворец, сам деревянный, окошечки хрустальные, серебром покрыты, золотом облиты.Выходит девушка-красавица и говорит: I— Принимаю, добрый молодец, как любимого жениха.Взяла его за руку правую и повела его в столовую и подала обедать честь честью.— Теперь время отдохнуть.Ввела в спальню.— Вот, — говорит, — кровать, ложись, отдыхай.Он взял, нажал кулаком, она — бултых. А там яма глубокая, сажень пять. И там тридцать богатырей.— Эй, ребята, это вы жениться сюда заехали?— Да, — говорят, — помоги, Илья Муромец!Они сразу узнали.Он снял аркан с коня и бросил туда и вытащил их, всех до одного вывел.— Ну, говорит, ступайте, гуляйте на воле, А я с ней поговорю.— Поди отгуляла невеста, пора замуж идти.Вывел в лес, привязал за волосья, натянул тугой лук. Вдарил — не попал.— А знать, ты ведьма!Он взял каленую стрелу, выстрелил в темя.Она сделалась такая страшная, нос крючком, два Зуба. Он перекрестил три раза, она — бултых.Он вернулся и написал:“Кто хочет жениться — это неправда, здесь невесты нет — отгуляла”.ездил, ездил по дикой степи, дремучим лесам, селам и городам и думает;— Поеду я смотреть Святогора — богатыря.И поехал глядеть Святогора — богатыря. Ехал — ехал, подъехал — высокая гора, как Араратская, только что-то чернеет. Он пустил коня и полез пешком, он шел винтом, взошел, там раскинут шатер, и в нем Святогор — богатырь лежит.— Здоров ли, Святогор — богатырь?— Жив — здоров, спасибо тебе, триста лет живу, лежу, никто меня не навешал. Я плохо вижу. Приподнялся, пожали они друг другу руки слегка.Спустились с горы, ходили-ходили, видят -гроб лежит.— Э, тут наша смерть. Твоя или моя?А крышка растворена. Илья Муромец влез — ему просторно.— Э, Илья Муромец, еще рано тебе. Ну-ка вылезай, я попробую.Святогор — богатырь влез, только вытянулся, крышка захлопнулась. Илья Муромец семь раз вдарил — семь железных обручей накатил. Святогор — богатырь и говорит:— Илья Муромец, подойди ко мне поближе, я дуну на тебя, у тебя силы прибавится.Илюшенька один шаг сделал, силу почуял и сделал три шага назад.— А, не подошел, а то была бы такая сила, — мать земля не носилаб!Илья Муромец подошел к гробу, поклонился.— Ну, прости, Святогор — богатырь.— Похорони меня!Илья Муромец вырыл мечом могилу глубокую, сволок в нее гроб, повалил его, простился и поехал в Киев. Там он прожил двести лет. И помер.За всю жизнь Илья Муромец много врагов русской земли победил, за что он и славен был.

Илья Муромец

Незнакомец, советуем тебе читать сказку "Илья Муромец" самому и своим деткам, это замечательное произведение созданное нашими предками. Все окружающее пространство, изображенное яркими зрительными образами, пронизано добротой, дружбой, верностью и неописуемым восторгом. История происходит в далекие времена или "Давным-давно" как говорится в народе, но те трудности, те препятствия и затруднения близки и нашим современникам. Каждый раз, прочитывая ту или иную былину, чувствуется невероятная любовь с которой описываются изображения окружающей среды. Просто и доступно, ни о чем и обо всем, поучительно и назидательно - все входит в основу и сюжет данного творения. Увенчано успехом желание передать глубокую моральную оценку действий основного персонажа, побуждающее переосмыслить и себя. Ознакомившись с внутренним миром и качествами главного героя, юный читатель невольно испытывает чувство благородности, ответственности и высокой степени нравственности. Сказка "Илья Муромец" читать бесплатно онлайн будет весело и деткам и их родителям, малыши будут рады хорошему окончанию, а мамы и папы - рады за малышей!В граде Муроме, селе Карачарове, жили-были два брата. У большего брата была жена таровата, она ростом не велика, не мала, а сына себе родила, Ильёй назвала, а люди — Ильёй Муромцем. Илья Муромец тридцать три года не ходил ногами, сиднем сидел. В одно жаркое лето родители пошли в поле крестьянствовать, траву косить, а Илюшеньку вынесли, посадили у двора на траву. Он и сидит. Подходят к нему три странника и говорят.— Подай милостыню.А он говорит:— Идите в дом и берите, что вам угодно. Я тридцать три года не ходил, отроду сиднем сидел.Один и говорит.Он одним духом всё выпил.Они у него спрашивают:— Какую ты в себе силушку чувствуешь?— Такую, добрые люди, что если бы был столб одним концом в небо, другим концом в землю вбитый, и кольцо, я бы повернул.Они переглянулись.— Это ему много. Поди, принеси ещё. Ещё принёс. Он выпил одним духом.— Теперь как?— Ну, вот с тебя хватит.Он от большой радости пошёл их проводить и говорит:— Я чую в себе силу богатырскую, где теперь коня взять?— Вот на обратном пути мужик будет вести строгача (два года коню, значит) продавать, ты купи, только не торгуйся, сколько спросит, столько и отдай. Только откорми его три месяца бело-яровой пшеницей, отпои ключевой водой и пусти его на три зари на шёлковую траву, а потом на шёлковый канат и пропусти через железный тын туда — сюда перелететь. Вот тебе и конь будет. Бейся с кем хочешь, тебе на бою смерти нет. Только не бейся со Святогором — богатырём.Илюшенька проводил их далеко за село. На обратном пути видит, его отец-мать крестьянствуют. Они глазам не верят.Он просит:Взял косу и стал ею помахивать, не успели оглянуться — вся степь лежит. Говорит:— Я захмелел.Вот прилёг отдохнуть. Проснулся и пошёл. Глядь, — мужик идёт, ведёт строгача, он вспомнил.— Здорово!— Двадцать рублей.Он отдал, ни слова не сказал, взял из полы в полу и повёл домой.Привёл домой, постановил его в конюшню и насыпал белояровой пшеницы. Так три месяца кормил, поил ключевой водой, выпускал на шёлковую траву на три зари, вывел его на шёлковый канат, конь туды — суды через железный тын перелетел, как птица. Ну, вот ему и конь богатырский. Так и вправду случилось.Бился Илья Муромец с Соловьём-разбойником, и он его победил. Конь под ним был богатырский, как лютый зверь, ход у него спорый. Он задними копытами за переднюю восемнадцать вёрст закидывает. Он утреню стоял в Чернигове, а к обедне поспел в Киев-град.Однажды ехал-ехал по дороге, оказалось, дорога расходится в три стороны и на этой дороге лежит камень, и на камне надпись:«Влево поедешь — будешь женат, вправо поедешь — будешь богат, прямо поедешь — будешь убит.Он подумал:— Жениться ещё время не настало, а богатства своего мне не нужно. Некстати русскому богатырю Илье Муромцу богатство наживать, а под — стать ему бедных да сирот спасать, защищать, во всём помогать. Дай, поеду, где смерти не миновать. Мне ведь в бою-то смерти нет, не написана.И поехал прямо. Ехал-ехал он по дикой степи, впереди дремучий лес, поехал по этому дремучему лесу. Ехал он дремучим лесом с утра до полудня. Приехал на поляну, там стоит громадный дуб в три обхвата, под ним сидят тридцать богатырей, а на поляне пасутся тридцать коней. Они увидели Илью Муромца и зашумели.— Зачем ты сюда, негодный мужиковина? Мы богатыри рода дворянского, а тебя, мужиковина, за три версты видать. Смерть тебе!Илья Муромец наложил калёную стрелу на лук, как вдарит в дуб, только щепки полетели, весь дуб расшиб на щепки. Богатырей побил, дубом прихлопнул. Обратил Илья Муромец коня и поехал назад и написал на камне:«Кто писал: проедет — будет убит — неправда, путь свободен всем прохожим и проезжим.Сам думает:— Дай-ка поеду, где буду богат! Ехал он день, ехал два, на третий подъезжает — огромный двор, высокий забор, у ворот чугунный столб, на этом столбе висит чугунная доска и железная палка. Взял Илья Муромец и стал бить в эту доску.Отворились ворота, выходит старик.— Входи в дом, бери, что тебе угодно! У меня кладовые, подвалы ломятся.Он думает:— Деньги прах, одежда тоже, а жизнь и слава честная всего дороже.Поехал назад и написал на камне:«Неправда, что будешь богат. Чужое богатство недолговечное и непрочное.— Ну, поеду по третьей дороге, что там за красавица, может, правда, женюсь.Подъезжает, а там стоит дворец, сам деревянный, окошечки хрустальные, серебром покрыты, золотом облиты.Выходит девушка-красавица и говорит:— Принимаю, добрый молодец, как любимого жениха.Взяла его за руку правую и повела его в столовую и подала обедать честь честью.— Теперь время отдохнуть.Ввела в спальню.— Вот, — говорит, — кровать, ложись, отдыхай.Он взял, нажал кулаком, она — бултых. А там яма глубокая, сажень пять. И там тридцать богатырей.— Эй, ребята, это вы жениться сюда заехали?— Да, — говорят, — помоги, Илья Муромец!Они его сразу узнали.Он снял аркан с коня и бросил туда и вытащил их, всех до одного вывел.— Ну, говорит, ступайте, гуляйте на воле, а я с ней поговорю.— Поди отгуляла невеста, пора замуж идти.Вывел в лес, привязал за волосья, натянул тугой лук. Вдарил — не попал.— А знать, ты ведьма!Он взял калёную стрелу, выстрелил в темя.Она сделалась такая страшная, нос крючком, два зуба. Он перекрестил три раза, она — бултых.Он вернулся и написал:«Кто хочет жениться — это неправда, здесь невесты нет — отгуляла.Ездил, ездил Илья Муромец по дикой степи, дремучим лесам, сёлам и городам и думает:— Поеду я смотреть Святогора — богатыря.И поехал глядеть Святогора — богатыря. Ехал — ехал, подъехал — высокая гора, как Араратская, только что-то чернеет. Он пустил коня и полез пешком, он шёл винтом, взошёл, там раскинут шатёр, и в нём Святогор — богатырь лежит.— Здоров ли, Святогор — богатырь?— Жив — здоров, спасибо тебе, триста лет живу, лежу, никто меня не навешал. Я плохо вижу. Приподнялся, пожали они друг другу руки слегка.Спустились с горы, ходили-ходили, видят — гроб лежит.— Э, тут наша смерть. Твоя или моя?А крышка растворена. Илья Муромец влез — ему просторно.— Э, Илья Муромец, ещё рано тебе. Ну-ка вылезай, я попробую.Святогор — богатырь влез, только вытянулся, крышка захлопнулась. Илья Муромец семь раз вдарил — семь железных обручей накатил. Святогор — богатырь и говорит:— Илья Муромец, подойди ко мне поближе, я дуну на тебя, у тебя силы прибавится.Илюшенька один шаг сделал, силу почуял и сделал три шага назад.— А, не подошёл, а то была бы такая сила, — мать земля не носила бы!Илья Муромец подошёл к гробу, поклонился.— Ну, прости, Святогор — богатырь.— Похорони меня! — сказал Святогор.Илья Муромец вырыл мечом могилу глубокую, сволок в неё гроб, повалил его, простился и поехал в Киев. Там он прожил двести лет. И помер.За всю жизнь Илья Муромец много врагов русской земли победил, за что он и славен был.Понравилось?
Он одним духом всё выпил.Они у него спрашивают:— Какую ты в себе силушку чувствуешь?— Такую, добрые люди, что если бы был столб одним концом в небо, другим концом в землю вбитый, и кольцо, я бы повернул.Они переглянулись.— Это ему много. Поди, принеси ещё. Ещё принёс. Он выпил одним духом.— Теперь как?— Ну, вот с тебя хватит.Он от большой радости пошёл их проводить и говорит:— Я чую в себе силу богатырскую, где теперь коня взять?— Вот на обратном пути мужик будет вести строгача (два года коню, значит) продавать, ты купи, только не торгуйся, сколько спросит, столько и отдай. Только откорми его три месяца бело-яровой пшеницей, отпои ключевой водой и пусти его на три зари на шёлковую траву, а потом на шёлковый канат и пропусти через железный тын туда — сюда перелететь. Вот тебе и конь будет. Бейся с кем хочешь, тебе на бою смерти нет. Только не бейся со Святогором — богатырём.Илюшенька проводил их далеко за село. На обратном пути видит, его отец-мать крестьянствуют. Они глазам не верят.Он просит:Взял косу и стал ею помахивать, не успели оглянуться — вся степь лежит. Говорит:— Я захмелел.Вот прилёг отдохнуть. Проснулся и пошёл. Глядь, — мужик идёт, ведёт строгача, он вспомнил.— Здорово!— Двадцать рублей.Он отдал, ни слова не сказал, взял из полы в полу и повёл домой.Привёл домой, постановил его в конюшню и насыпал белояровой пшеницы. Так три месяца кормил, поил ключевой водой, выпускал на шёлковую траву на три зари, вывел его на шёлковый канат, конь туды — суды через железный тын перелетел, как птица. Ну, вот ему и конь богатырский. Так и вправду случилось.Бился Илья Муромец с Соловьём-разбойником, и он его победил. Конь под ним был богатырский, как лютый зверь, ход у него спорый. Он задними копытами за переднюю восемнадцать вёрст закидывает. Он утреню стоял в Чернигове, а к обедне поспел в Киев-град.Однажды ехал-ехал по дороге, оказалось, дорога расходится в три стороны и на этой дороге лежит камень, и на камне надпись:«Влево поедешь — будешь женат, вправо поедешь — будешь богат, прямо поедешь — будешь убит.Он подумал:— Жениться ещё время не настало, а богатства своего мне не нужно. Некстати русскому богатырю Илье Муромцу богатство наживать, а под — стать ему бедных да сирот спасать, защищать, во всём помогать. Дай, поеду, где смерти не миновать. Мне ведь в бою-то смерти нет, не написана.И поехал прямо. Ехал-ехал он по дикой степи, впереди дремучий лес, поехал по этому дремучему лесу. Ехал он дремучим лесом с утра до полудня. Приехал на поляну, там стоит громадный дуб в три обхвата, под ним сидят тридцать богатырей, а на поляне пасутся тридцать коней. Они увидели Илью Муромца и зашумели.— Зачем ты сюда, негодный мужиковина? Мы богатыри рода дворянского, а тебя, мужиковина, за три версты видать. Смерть тебе!Илья Муромец наложил калёную стрелу на лук, как вдарит в дуб, только щепки полетели, весь дуб расшиб на щепки. Богатырей побил, дубом прихлопнул. Обратил Илья Муромец коня и поехал назад и написал на камне:«Кто писал: проедет — будет убит — неправда, путь свободен всем прохожим и проезжим.Сам думает:— Дай-ка поеду, где буду богат! Ехал он день, ехал два, на третий подъезжает — огромный двор, высокий забор, у ворот чугунный столб, на этом столбе висит чугунная доска и железная палка. Взял Илья Муромец и стал бить в эту доску.Отворились ворота, выходит старик.— Входи в дом, бери, что тебе угодно! У меня кладовые, подвалы ломятся.Он думает:— Деньги прах, одежда тоже, а жизнь и слава честная всего дороже.Поехал назад и написал на камне:«Неправда, что будешь богат. Чужое богатство недолговечное и непрочное.— Ну, поеду по третьей дороге, что там за красавица, может, правда, женюсь.Подъезжает, а там стоит дворец, сам деревянный, окошечки хрустальные, серебром покрыты, золотом облиты.Выходит девушка-красавица и говорит:— Принимаю, добрый молодец, как любимого жениха.Взяла его за руку правую и повела его в столовую и подала обедать честь честью.— Теперь время отдохнуть.Ввела в спальню.— Вот, — говорит, — кровать, ложись, отдыхай.Он взял, нажал кулаком, она — бултых. А там яма глубокая, сажень пять. И там тридцать богатырей.— Эй, ребята, это вы жениться сюда заехали?— Да, — говорят, — помоги, Илья Муромец!Они его сразу узнали.Он снял аркан с коня и бросил туда и вытащил их, всех до одного вывел.— Ну, говорит, ступайте, гуляйте на воле, а я с ней поговорю.— Поди отгуляла невеста, пора замуж идти.Вывел в лес, привязал за волосья, натянул тугой лук. Вдарил — не попал.— А знать, ты ведьма!Он взял калёную стрелу, выстрелил в темя.Она сделалась такая страшная, нос крючком, два зуба. Он перекрестил три раза, она — бултых.Он вернулся и написал:«Кто хочет жениться — это неправда, здесь невесты нет — отгуляла.Ездил, ездил Илья Муромец по дикой степи, дремучим лесам, сёлам и городам и думает:— Поеду я смотреть Святогора — богатыря.И поехал глядеть Святогора — богатыря. Ехал — ехал, подъехал — высокая гора, как Араратская, только что-то чернеет. Он пустил коня и полез пешком, он шёл винтом, взошёл, там раскинут шатёр, и в нём Святогор — богатырь лежит.— Здоров ли, Святогор — богатырь?— Жив — здоров, спасибо тебе, триста лет живу, лежу, никто меня не навешал. Я плохо вижу. Приподнялся, пожали они друг другу руки слегка.Спустились с горы, ходили-ходили, видят — гроб лежит.— Э, тут наша смерть. Твоя или моя?А крышка растворена. Илья Муромец влез — ему просторно.— Э, Илья Муромец, ещё рано тебе. Ну-ка вылезай, я попробую.Святогор — богатырь влез, только вытянулся, крышка захлопнулась. Илья Муромец семь раз вдарил — семь железных обручей накатил. Святогор — богатырь и говорит:— Илья Муромец, подойди ко мне поближе, я дуну на тебя, у тебя силы прибавится.Илюшенька один шаг сделал, силу почуял и сделал три шага назад.— А, не подошёл, а то была бы такая сила, — мать земля не носила бы!Илья Муромец подошёл к гробу, поклонился.— Ну, прости, Святогор — богатырь.— Похорони меня! — сказал Святогор.Илья Муромец вырыл мечом могилу глубокую, сволок в неё гроб, повалил его, простился и поехал в Киев. Там он прожил двести лет. И помер.За всю жизнь Илья Муромец много врагов русской земли победил, за что он и славен был.
7. Три поездки Ильи Муромца. В городе Муроме, в селе Карачарове жил крестьянин, по прозванью Иван Тимофеевич, со своей супругой, Ефросиньей Яковлевной. Прожили они вместе пятьдесят лет, а детей у них не было. Часто старики горевали, что под старость прокормить их будет некому. Горевали-горевали, Бога молили, и родился у них, наконец, долгожданный сын. А имя ему дали Илья.И вот живут они с сыном Ильей, живут, не нарадуются. Быстро растет сынок. Лето прошло, другое прошло, пора ему ходить начинать. Тут и увидели старички большое горе: сидит Илья недвижимо. Ноги у него как плети. Руками действует, а ногами никак не шевелит. Прошло и третье Лето, и четвертое, а Илье ничуть не легче. Еще пуще стали плакать старики: вот и есть сын, да никуда не годящий — обуза, а не подмога.Так и просидел Илья сиднем целых тридцать лет – себе на печаль, родителям на горе.

Обретение силы Ильей Муромцем

И вот в одно прекрасное утро собрался Иван Тимофеевич на работу. Надо ему было выкорчевать пни, чтобы пшеницу посеять. Ушли старики в лес, а Илью одного дома оставили. Он уже привычный был сидеть — дом караулить.А день выдался жаркий. Сидит Илья, потом обливается. И вдруг слышит: подходит кто-то к его оконцу. Подошли и постучали. Потянулся Илья кое-как, открыл окошко. Видит, — стоят два странника, очень старые.Посмотрел Илья на них и говорит: — Чего вам, страннички, надобно? — Дай-ка нам испить пива хмельного. Мы знаем, у тебя есть в подвале пиво хмельное. Принеси нам чашу в полтора ведра.Илья им в ответ: — И рад бы принести, да не могу — у меня ноги не ходят. — А ты, Илья, попробуй сперва, тогда и говори. — Что вы, старцы, тридцать лет я сиднем сижу и знаю — ноги у меня не ходят.А они опять: — Брось ты, Илья, нас обманывать! Сперва попробуй, а после и говори.Пошевелил Илья одной ногой — шевелится. Другой пошевелил — шевелится. Соскочил с лавки и побежал, как будто всегда бегал. Схватил чашу в полтора ведра, спустился в погреб свой глубокий, нацедил пива из бочонка и приносит старцам.— Нате, кушайте на доброе здоровье, страннички. Уж очень я рад, — научили вы меня ходить.А те говорят: — Нет, Илья, выкушай сперва сам.Илья не прекословил, берет чашу в полтора ведра и выпивает на месте единым духом.— А ну-ка, добрый молодец, Илья Муромец, скажи теперь, сколь чуешь в себе силушки? — Много, — отвечает Илья. — Хватим мне силы.Переглянулись старцы меж собой и говорят: — Нет, верно, мало еще в тебе силы. Не хватит. Сходи-ка в погреб и принеси вторую чашу в полтора ведра.Нацедил Илья втору чашу, приносит старцам. Стал им подавать, а они, как прежде, говорят: — Выкушай, добрый молодец, сам.Илья Муромец не прекословит, берет чашу и выпивает единым духом. — А ну-ка, Илья Муромец, скажи, много ли ты чуешь силушки?Отвечает Илья странникам: — Вот стоял бы здесь столб от земли до неба, а на том столбе было бы кольцо — взял бы я за то кольцо, да своротил бы всю подвселенную.Опять переглянулись меж собой странники и говорят: — Больно много мы ему силы дали. Не мешало бы поубавить. Сходи-ка, братец, в погреб, принеси еще чашу в полтора ведра.Илья и тут не стал прекословить, побежал в погреб. Приносит чашу, а старцы говорят: — Выпей, Илья.Илья Муромец не спорит, выпивает чашу до дна.А старцы опять его спрашивают: — Ну-ка, Илья Муромец, скажи теперь, много ли в тебе силушки?Отвечает Илья: — Ладно, — говорят странники, — будет с тебя и этой силы.И не стали его больше за пивом посылать, а стали говорить ему: — Слушай, добрый молодец, Илья Муромец. Дали мы тебе ноги резвые, дали силу богатырскую. Можешь ты теперь без помехи по Руской земле погулять. Гуляй, да только помни: не обижай слабого, беззащитного, а бей вора-разбойника. Не борись с родом Микуловым: его Мать Сыра Земля любит. Не борись со Святогором-богатырем: его Мать Сыра Земля через силу носит. А теперь нужен тебе богатырский конь, потому другие кони тебя не вынесут. Придется тебе самому для себя коня выхаживать. — Да где же мне взять такого коня, чтобы вынес меня? — говорит Илья. — А вот мы тебя научим. Не нынче, так завтра, а не завтра – так погодя — мимо вашего дома поведет мужик на оброти жеребеночка. Жеребеночек-то будет шелудивый, плохонький. Мужик, значит, и поведет его пришибать. Вот ты этого жеребеночка из виду не выпусти. Выпроси у мужичка, поставь в стойло и корми пшеницей. И каждое утро выгоняй на росу — пусть он по росе катается. А когда минет ему три лета, — выводи его на поле и обучай скакать через рвы широкие, через тыны высокие.Слушает Илья Муромец странников, слово потерять боится.А те говорят: — Ну, вот, что мы знали, все сказали. Прощай, да помни: не написано тебе на роду убитым быть. Помрешь ты своей смертью.Сказали – и собрались уходить. Как ни просил их Илья погодить-погостить, они ото всего отказались и пошли себе своим путем-дорогою.Остался Илья один-одинешенек, и захотелось ему в лес сходить, отца проведать.Приходит к отцу, а там все как есть после работы спят – и хозяева и помочане. Взял Илья топор и стал рубить. Как тяпнет топором, так он по самый обух в дерево и уйдет. Сила в Илье непомерная. Порубил, порубил лес Илья Муромец и повтыкал все топоры в пеньё. И ушли топоры по самые обухи. А Илья за дерево спрятался.Вот проснулись все помочане, взялись за топоры. Куда там! Сколько ни дергают, не могут из дубьев вытащить. Он, может, шуткой повтыкал, да уж сила у него была такая богатырская.Видит Илья, не клеится у них дело, вышел из-за дерева к отцу с матерю. А те и глазам своим не верят, — был сын калека, а стал богатырь. Вытащил Илья все топоры и стал отцу с матерью подсоблять. Родители глядят на сына – не нарадуются. Кончили работу, пришли домой, и стали жить-поживать.А Илья Муромец всё в окошко поглядывает, когда мужичок мимо дома ихнего жеребеночка паршивенького поведет.

Илья Муромец и богатырский конь

И вот видит: точно – идет мужичок.Выбегает Илья, спрашивает: — Очень плох получился. Пришибить надо.Стал тут Илья просить мужичка, чтобы он жеребеночка не пришибал, а лучше ему отдал.Удивился мужик: — Да на что тебе такой жеребеночек? Куда он годится?А Илья все свое: отдай да отдай.Подумал мужичок и отдал Илье жеребеночка. И даже не взял с него никакой платы.Привел Илья Муромец жеребенка к себе на двор, поставил в стойло и давай поить и кормить, как учили странники.В скором времени стал жеребеночек от такого ухода расти да хорошеть. А как минуло ему три лета, сделался он сильным, здоровым конем. Илья Муромец начал его выводить в поле чистое и учить скакать через рвы широкие, через тыны высокие. Да только нет для коня ни рва глубокого, ни тына высокого: все ему нипочем. Илья Муромец и сам удивляется, что за конь богатырский из жеребеночка шелудивого вырос.Стал Илья подыскивать себе колчан со стрелами, лук тугой и меч вострый. Всё разыскал по силе своей да по росту, и пошел к отцу с матерью.Поклонился и говорит: — Дорогие мои родители, Иван Тимофеевич и Ефросинья Яковлевна, давно мне хотелось по белому свету погулять, людей посмотреть, себя показать. Благословите меня. Я поеду. — А куда поедешь-то? — спрашивает отец. — А в стольный Киев-град, послужить князю Владимиру Красное Солнышко.Отец с матерью заплакали и стали говорить: — Ах ты, милый наш сын, Илья Муромец, думали мы выкормить, вырастить тебя себе на утешение. Да, видно, не удержишь сокола в тесной клетке. Делать нечего, поезжай к князю Владимиру, людей посмотри, себя покажи.Опоясался мечом Илья Муромец, оседлал коня, вывел его, сел и поехал.

Илья Муромец и Соловей-разбойник

Едет Илья Муромец путем-дорогою. Ехал, ехал, доехал до города Чернигова. Глядит — вокруг города Чернигова стоит войск тьма-тьмущая. Подступили к городу три царевича басурманских. А у каждого царевича войска по триста тысяч.Заперт город, со всех концов окружён, со всех сторон обложён. А крестьян, черниговских мужичков, голодной смертью томят. Жалко стало Илье Муромцу мужичков черниговских.Подвязал он потуже седельце свое, взял меч булатный и налетел на врагов, будто ветер с неба. Начал рубить их, да так быстро, как всё равно траву косить. Видят они — не устоять им, — и пустились в бегство. Кто куда мог — врассыпную.Огляделся Илья – пусто кругом, некого бить. Подъехал он к полотняным шатрам, что средь поля белелись, а там стоят три царевича – басурманские. Стоят ни живы, ни мертвы, сами белей полотна, — как осиновый лист трясутся.Поровнялся с ними Илья. Упали они на колени – пощады просят.И сказал им Илья Муромец: — Вы зачем людям черниговским обиду творите? Были бы вы постарше, снял бы я ваши буйны головы. Да больно молоды вы! Оставлю я вас в живых по счастью вашей молодости. Возвращайтесь домой да скажите своим родителям: есть еще кому постоять за землю Рускую.Взял он с них клятву, что ни с войском, ни без войска на землю нашу не ступят, — и отпустил их. Они рады, что живы остались, вскочили на коней, и пустились во весь скок свои войска догонять!А мужички черниговские смотрят с крепостной стены. Смотрят и видят: стал на их сторону неведомый богатырь и разогнал войска басурманские. Открыли они ворота, подносят богатырю ключи города Чернигова на золотом блюде.«Владей, мол, нашим городом. Что полюбится, то и бериА Илья Муромец и не глядит на серебро да на золото. Ничего ему не надобно. Тогда люди черниговские стали звать Илью хоть в гости к ним заехать, пожить, погостить. Но и тут Илья Муромец не соглашается. Жалко ему понапрасну время терять – Душа у него на простор просится.Тогда мужички черниговские спрашивают: — А куда же ты едешь, удалой богатырь? — Еду я в стольный Киев-град, к князю Владимиру.А черниговские мужички говорят: — Смотри, не езди прямоезжею дорогою. — Почему нельзя ездить прямоезжею дорогою? — спрашивает их Илья Муромец. — А потому, что засел там давно Соловей-разбойник. И бьет он не силою-оружием, а своим молодецким посвистом. Как заревет по-звериному, как зашипит по-змеиному, так все люди наземь падают.Простился Илья Муромец с черниговцами и поехал, слова не сказав, той дорогой прямоезжею. Едет путем-дорогой и высматривает, где гнездовье Соловья-разбойника?Долго ли, коротко ли – видит: стоят двенадцать дубов. Верхушки воедино срослись. Корни толстым железом скованы. Не доехал Илья три поприща, как вдруг среди тихого времени слышит свист соловьиный, рев звериный, и покрывалось всё это шипом змеиным.И от того свиста соловьиного, рева звериного, шипа змеиного спотыкнулся конь у Ильи Муромца и пал на передние колена.Говорит тут Илья Муромец своему коню: — Что ты, конь мой ретивый, спотыкаешься? Разве не ездил по лесам дремучим? Разве не слыхал рева звериного? Не слыхал шипа змеиного? Не слыхал свиста соловьиного?Стыдно стало коню богатырскому, поднялся он на свои ноги сильные.А Илья Муромец снимает с плеч тугой лук, накладывает на тетиву стрелу каленую и пускает в Соловья-разбойника. Взвилась стрела и ударила Соловью в правый глаз, да так ударила, что вылетел Соловей-разбойник из своего гнезда и упал наземь, будто сноп овсяный.Поднял его Илья Муромец, привязал к стремени. И поехал дальше.На пути стоят палаты Соловья-разбойника. Окна в них растворены, и глядят в те окна дочери соловьиные со своими мужьями-разбойниками.Старшая дочь и говорит: — Смотрите, сестрицы, наш батюшка едет, незнамо какого богатыря у стремени везет.Посмотрела младшая дочь и заплакала: — То не батюшка едет, едет незнамо какой богатырь. Нашего батюшку у стремени везет.И закричали они мужьям своим:— Мужья наши милые! Берите мечи тяжелые, копья острые. Отбейте нашего батюшку, не кладите наш Род в таком позоре.Собрались зятевья, и пошли тестю на выручку. Кони у них добрые, копья острые, и хотят они Илью на копья поднять.Как только увидел Соловей-разбойник зятьев своих, так и закричал громким голосом: — Спасибо, зятья мои, что хотите меня выручить, а только лучше не дразните понапрасну богатыря сильномогучего. Уж коли он меня одолел, так вам с ним и подавно не управиться. Лучше зовите его в горницу, кланяйтесь с покорностью, потчуйте его вином и яствами, да спросите — не возьмет ли с вас за меня выкуп.Стали зятья Илье кланяться, звать его в палаты свои островерхие. Уж он, было коня поворотил, да вдруг видит: поднимают дочки разбойничьи железную на цепях подворотню, чтобы пришибить его. Усмехнулся Илья, хлестнул коня и поехал своей дорогой, не оглядываясь.Долго ли, коротко ли – приехал Илья Муромец в Киев-град на княжеский двор. Входит он прямо в палаты белокаменные, видит — сидит за столом Владимир-князь со своей княгинею, — угощают они знатных гостей, удалых богатырей.Заметила Илью княгиня и говорит: — Вижу я еще одного гостя.Повернулись все к Илье Муромцу, и стал князь Владимир его спрашивать: — Как зовут тебя, добрый молодец? Откуда едешь? Куда путь держишь?Отвечает Илья Муромец: — Зовут меня Илья, Иванов сын, а еду я из-под города Мурома, из села Карачарова в стольный Киев-град, ко Владимиру Красно Солнышко.А Владимир-князь спрашивает: — А долго ли ехал ты и какой дорогою?Илья Муромец говорит таковы слова: — Ехал я дорогой прямоезжею, ехал не долго, не коротко — заутреню слушал в селе Карачарове, а обедню у вас, в граде Киеве.Как услыхали это богатыри, говорят князю Владимиру: — Не верь, ты князь этому детине, уж больно он завирается! Разве можно ехать дорогой прямоезжею? Ведь уже тридцать лет залег там Соловей-разбойник, не пропускает ни конного, ни пешего.Владимир-князь говорит Илье Муромцу таковы слова:— По той дороге ни зверь не пробегает, ни птица не пролетает. Как же мог ты проехать мимо Соловья-разбойника? Видно, нельзя тебе верить, добрый молодец.Не стал Илья Муромец долго разговаривать, а только поклонился и спрашивает: — А не хочешь ли ты сам, князь-батюшка, посмотреть на Соловья-разбойника? Я привез его на ваш двор, и висит он сейчас привязан у моего стремени.Услышали это богатыри, сразу все ужаснулись. Что сумел Илья Муромец привезти такого разбойника, — им не верилось.Тут и князь, и княгиня, и все богатыри сильномогучие подымаются с мест, и ведет их Илья на широкий белый двор. Смотрят все – пасется по двору ретивый конь, а к стремени Соловей-разбойник приторочен. Правый глаз у него стрелой пробит, левый глаз на свет не глядит. Удивилися богатыри, удивилися князь со княгинею, и говорит князь Владимир таковы слова: — А ну-ка, Соловей-разбойник, вор Рахматович, засвисти по-соловьиному, потешь меня с княгинею, потешь моих богатырей могучих.Отвечает ему Соловей-разбойник: — Не тебе служу, Владимир-князь, а тому богатырю, что полонил меня. Ему служу, его и слушаю.Тогда говорит Владимир-князь Илье Муромцу: — Ну, удалой богатырь, заставь этого разбойника засвистеть по-соловьиному, потешить меня с моей княгинюшкой и богатырями могучими.Приказал Илья Муромец Соловью-разбойнику свистнуть в полсвиста соловьиного, прореветь в полрева звериного и прошипеть в полшипа змеиного. А сам подхватил князя со княгинею под руки.Стал тогда натужаться Соловей-разбойник. И свистнул он, да не в полсвиста соловьиного, а в целый свист. И от этого свиста соловьиного повисли князь со княгинюшкой на руках у Ильи Муромца, а богатыри — ни один на ногах не выстоял, так и попадали все. С белокаменных палат от этого свиста соловьиного покатились все золотые маковки.Тут закричал Владимир-князь Красно Солнышко: — А ну, Илья Муромец, уйми ты этого вора-разбойника! Не по вкусу нам эта шуточка!Схватил тогда Илья Соловья-разбойника и подбросил его могучей рукой, да так, что взлетел Соловей чуть пониже облака ходячего, ударился с высоты о белый двор и дух испустил.Приказал Илья Муромец развести костер, Соловья-разбойника сожечь, а пепел развеять по ветру. Как приказал он, так все и сделали.Всходят опять князь со княгинею, со всеми богатырями могучими в палаты белокаменные, садятся за столы дубовые, принимаются за яства сахарные, за питва медвяные. Всякий гость на свое место сел. У одного Ильи места нет, вот он и сел на лавочку на самый кончик. Да недолго пришлось ему на краю сидеть – пересадил его князь Владимир на место почетное. Тут все знатные гости меж собой переглянулися, поглядели на Илью не очень ласково.Всё приметил Илья Муромец, да только виду не показал.А чарки ходят и ходят кругом, не обносят чаркой и Илью Муромца. Вот все гости развеселилися, разговорилися и начали хвастаться — кто силой богатырской, кто удалью молодецкой.Один Илья сидит, молчит. Не по нраву ему эти речи хвастливые.

Битва с басурманами

Не успели отгулять-отпировать, смотрят все: въезжает на княжий двор татарин-богатырь, ханский гонец. И подает он князю Владимиру письмо запечатанное. Князь Владимир сорвал печать, глядит, а там на ханском языке написано: «Сдавай, князь, без боя Киев-град, а не то в нем камня на камне не останется. Тут со всех богатырей хмель разом сошел — затряслись, как листы на осине, не знают, что и делать. Думали-думали и придумали сперва разведчиков вперед послать — узнать, сколько есть силы татарской. Выбрали удалых молодцов, которые сумели бы пролезть близко к басурманским войскам да сосчитали бы, сколько у врагов палаток наставлено. И оказалось, что войск вражеских пятьсот тысяч пришло.Тут еще больше испугались все богатыри — никто не хочет за городские ворота выступать. Тогда говорит Илья Муромец:— Эх, богатыри могучие, трусливы вы, как зайцы! Вам бы только пировать да бражничать. Разве так вы поступаете, как надобно? Разве так защищают землю Рускую? Дай мне, князь Владимир, войско не великое. Я поеду и опережу неприятеля.Опоясался он мечом своим широким и поехал в заставу городецкую, а за ним и войско пошло и другие богатыри, нехотя, поехали. Выехал за городские ворота Илья Муромец и сразу налетел на орду татарскую. А татаре закричали, засвистали, загикали, хотят Илью копьем достать, с коня свалить. Да не дается Илья Муромец — направо-налево рубит, так что головушки басурманские словно мячики катятся.Не устояли басурмане, дрогнули и пустились каждый себя спасать — кто как знает. Тут и другие богатыри очнулись, набрались духу, и давай Илье подсоблять.В скором времени оглянулся Илья Муромец — видит: чисто поле, бить больше некого.Вернулись все богатыри в Киев-град, а князь Владимир с такой большой радости задал пир, как говорится, на весь мир. Все пьют, едят, делами ратными хвастают. Друг дружку выхваляют и себя не забывают.Одному Илье похвального слова не нашлось. Сидит он в углу, издали разговоры слушает. Говорит ему князь Владимир Красное Солнышко:— А что ж ты, Илья, не пьешь, не ешь? Выбирай место, садись к столу. Отвечает Илья Муромец:— Не пристало мне, Владимир-князь, сидеть среди богатырей могучих. Сяду я, Илья, крестьянский сын, на лавочку у самого кончика.— Воля твоя, Илья Муромец. Где хочешь, там и садись. Сел Илья на лавочку, на самый кончик. Да как повернулся, как шевельнул плечом, так все богатыри на пол и попадали. И очутился Илья посередь стола. Как на поле боевом стоял, так и за столом сидит.А богатыри видят, что много у Ильи силушки нетраченой, и никоторый на него не обиделся.Скучно стало Илье Муромцу. Сидит он за столом задумчив, молчалив, не весело ему бражничать да хвастаться. Думает: «Чем зря время проводить, поеду я по белу свету погулять. Святогора-богатыря повидать.Долго не думал, простился Илья со князем Владимиром и поехал искать Святогора-богатыря по всей земле Руской.

Илья Муромец и Святогор

Два Лета ездил Илья Муромец, всюду искал Святогора-богатыря, и показали ему, наконец, люди добрые дорогу ко Святым горам. Повернул он коня, едет на Святые горы, едет — присматривается, не увидит ли где Святогора-богатыря.Вдруг видит, — стоит меж гор большой гнедой конь. Среди гор горою высится.Ближе подъехал Илья Муромец, смотрит: лежит подле своего коня спящий богатырь. А был то Святогор-богатырь. Слез Илья Муромец с коня, подошел к Святогору и стал около его головы. И так был велик Святогор-богатырь, что казался против него Илья, как малый ребенок. Долго глядел Илья на Святогора-богатыря, глядел и дивился.Наконец проснулся Святогор, приметил Илью и спрашивает:— Кто ты таков, откуда родом и зачем сюда пожаловал?Отвечает Илья Муромец: — Зовут меня Илья, Иванов сын, родом я из города Мурома, из села Карачарова, а приехал сюда, чтобы увидеть Святогора-богатыря.Святогор-богатырь и говорит: — А зачем я тебе спонадобился? Может, хочешь со мной силою померяться? — Нет, — говорит Илья Муромец, — хорошо я знаю, что никому нельзя со Святогором-богатырем силой меряться, потому и приехал поглядеть на него. — Ну, коли так, — говорит Святогор, — поедем с тобой, погуляем по Святым горам.Сели они на коней и поехали. Рассказал Илья Святогору-богатырю, как проживал он в стольном граде Киеве, да как долго он его по всей Руси искал, да нигде доискаться не мог.Говорит Святогор-богатырь: — По Руси я не стал ездить с тех пор, как съехал со Святых гор. Вижу — земля гнется подо мной, как повинная. А люди от меня разбегаются, будто от зверя страшного. Очень мне не по мысли было, что боятся меня, да сам я знал, что сила во мне не человечья. Вот ехал я раз, да и призадумался: «Эх, много во мне силушки неизбывной! Кабы столб стоял, да в столбе кольцо, взялся бы я за то кольцо и повернул бы всю землю Рускую. Только подумал — стал мой конь. Смотрю: под ногами у коня лежит сумочка переметная — така маленька, подуй — улетит. Соскочил я с коня, хотел поднять эту сумочку. Взялся левой рукой, дернул — она не пошевелилася. Взял правой рукой, сильней дернул — она не пошевелилася. Взял двумя руками, как дернул, — увяз в землю по колени. Тут и понял я: не хочет меня Мать Сыра Земля на себе носить. Потому и не езжу я более по Руской земле, а езжу по Святым горам.Поговорил еще Илья Муромец со Святогором-богатырем и хотел прощаться с ним. А Святогор говорит:— Илья Муромец, кабы не ты, не слыхать бы мне до конца дней моих слова человечьего. Давай мы с тобой побратаемся. Ты будешь младшим братом, а я буду старшим братом.Побратались они и поехали дальше по Святым горам. Видят, на вершине одной горы стоит гроб открытый, будто корабль большой. Подъехали они к гробу, Святогор и говорит: — А ну-ка, Илья Муромец, померяй этот гроб. Может, он для тебя сделан?Лёг Илья Муромец в этот гроб. Велик гроб, лежит он в нем, будто мушка маленькая.Тогда Святогор говорит: — Нет, Илья, этот гроб, видно не про тебя построен.Слез с коня Святогор и сам хочет гроб мерять. Как лег да протянулся, так и видно стало, — по нем гроб сделан – точь-в-точь.Захотел тут встать из гроба Святогор-богатырь, да не может. Силится руку поднять, — не подымается рука. Силится ногой пошевелить, — не шевелится нога.И взмолился он Илье Муромцу: — Братец меньшой, помоги мне из гроба подняться. Ослаб я совсем. Ушла моя сила, неведомо куда.Хотел Илья Муромец брату названому помочь. Да не все делается, как хочется. Только протянул он руку Святогору, опустилась крышка гробовая, и закрылся гроб глухо-наглухо. Налег Илья на крышку, хочет сорвать ее, столкнуть всей силой своей могучей. А крышка и с места не сдвинулась.Схватился он с досады за меч, давай гроб рубить. Как первый раз ударил — появился обруч железный, обхватил гроб вкруговую. Второй раз ударил — второй обруч набил. В третий раз – третий. Опустил тут меч Илья Муромец и слышит: из гроба глухие слова: — Прощай, Илья Муромец, прощай, брат названый. Видно, в последний раз я с тобой по Святым горам погулял.Жалко сделалось Илье Муромцу Святогора-богатыря. Стоял он у гроба, покуда не услышал, как в последний раз вздохнул богатырь. Вздохнул, – и уж больше не откликнулся.Утёр слезу Илья Муромец, и поехал прочь со Святых гор опять в стольный Киев-град. Едет и не знает, что ждут его в Киеве – не дождутся. Пока ездил Илья по Святым горам, подступил под самый Киев хан Батый со своими войсками великими.

Илья Муромец и Одолище

В тех войсках басурманских есть сильный богатырь – мечет он копье свое долгомерное повыше леса стоячего, чуть пониже облака ходячего. И никто из богатырей руских сразиться с ним до сей поры не осмелился.Как приехал Илья – не стал долго раздумывать. Дал коню отдохнуть, напоил, накормил и поехал навстречу богатырю – Басурманину Поганому.Чуть миновал заставы городские, так и увидел злого татарина. Кидает он правой рукой копье свое долгомерное и сам себя похваливает:— Как легко ворочаю своим копьем, так легко и с Ильей Муромцем управлюся.Услыхал это Илья, пришпорил коня и пустился на злого татарина.Еще солнышко не взошло, как начался у них бой великий. Бьются час, бьются другой. Приустали кони их, а богатыри твердо в седле сидят, никоторый даже не качается.Вот и полдень настал. Тут кони богатырские спотыкнулися, пали наземь – не поднять их ни лаской, ни угрозою. Стали богатыри пеши биться. Поломали они свои копья долгомерные, поломали мечи тяжелые и схватились врукопашную. Сильно бьются – прах вокруг столбом стоит, земля под ногами гудом гудит.Уж солнце близко к закату клонится, как поскользнулся вдруг Илья Муромец и упал на дороге навзничь. Насел на него Басурманин Поганый, выхватил нож из-за пояса и хотел перерезать горло Илье Муромцу.Тут вспомнил Илья про старцев прохожих и подумал так: «Видно неладно старцы сказывали, что смерть мне в бою не написана. Вот приходит она от руки вражеской, от ножа острого.И только подумал он это, как почуял в себе такую силу великую, будто вновь испил чашу пива в полтора ведра. Освободил он руку правую — да как ударит Басурманина в грудь Поганого. Взлетел басурманин выше леса стоячего, чуть пониже облака ходячего. Упал на землю и воткнулся в нее по самые плечи.Тогда вскочил Илья Муромец на ноги, выхватил у басурманина нож булатный и отрубил ему буйну голову. Взял он эту головушку бритую, вздел ее на обломок копья своего и поехал прямо на заставу богатырскую – с другими богатырями ждать-поджидать, когда вражеское войско под стены городские подступит.Да только не пришлось им тогда дождаться. Как увидели татары, что убил у них Илья Муромец самого сильного богатыря, не осмелились они на бой, а снялись с места и ушли в свои степи.Так избавил Илья Муромец Киев-град от новой беды и привез князю Владимиру подарочек – голову Басурманина Поганого.Созывал Владимир-князь всех богатырей и стал угощать их, стал потчевать. И всех богатырей стал награждать подарками. Всех наградил, а Илью Муромца, самого главного, позабыл.Илья Муромец на это очень прогневался. Выбежал он тут на белый двор, призвал к себе всю голытьбу пьяную. И стал говорить им таковы слова:— Не пристало мне, крестьянскому богатырю, пировать здесь да бражничать, а пристало мне с вами гулять.Берет он свой тугой лук и накладывает на тетиву калену стрелу. Пускает ту стрелу в золотоверхий дворец. Ударила стрела в золотые маковки, и посыпались те маковки на белый двор. А Илья Муромец приказал голытьбе подбирать те маковки и купить на них зелена? вина.От удара стрелы той зашатался дворец князя Владимира, сделались богатыри ни живы ни мертвы. А сам князь Красно Солнышко на Илью сильно прогневался. Но ему богатырь говорит таковы слова: — Уж ты, князь Красно Солнышко, неладно делаешь: всех богатырей угостил, наградил, а Илью Муромца ничем не одарил!Тут понял Владимир-князь, что сделал неправильно. Взял свою шубу соболиную и выносит на белый двор, подает ее Илье Муромцу и говорит: — Не обидься, Илья Муромец, что тебя я не одарил ничем. Вот дарю я тебе свою шубу соболиную.Разгневался Илья Муромец, схватил шубу соболиную. Схватил за рукав, схватил за другой, всю разорвал. Рвет и приговаривает: — Как рвал я басурман поганых, так рву я, князь Владимир, твою шубу соболиную! Князь Владимир возразить ему не осмелился. Знал его силу великую.

Три поездки Ильи Муромца

После того еще долго Илья Муромец на свете жил. Долго Руской земле своей силой служил и мечом своим булатным. А как состарился он, да как поседела его борода добела, захотелось ему в родные места поехать, отцу с матерью поклониться. Отпустил его Владимир-князь, и поехал Илья в старые места новым путем, неезженым.Ехал-ехал и наехал на три дорожки неширокие. Ведут те дорожки неведомо куда, а где скрестились они, там огромный камень лежит, и написаны на том камне три надписи:«Кто прямо поедет – убит будет; кто направо поедет – женат будет; кто налево поедет – богат будет.Призадумался Илья Муромец: — Жениться мне — я уж очень стар, а богатства мне совсем не надобно. Я поеду туда, где убитому быть: на роду мне смерть не написана.Повернул он коня своего быстрого, поскакал по прямой дороге. Выезжает на поляну просторную. Средь поляны той могучий дуб стоит, а под дубом сидят сорок разбойников. Как увидели они Илью Муромца, так и схватились за дубины тяжелые да за ножи острые. Хотят убить его.Тут сказал им Илья Муромец таковы слова: — А за что вы меня убить хотите, разбойнички? Богатства со мной вовсе нет. Всего-то и есть у меня, что конь да меч, да лук тугой, да колчан со стрелами. Только конь мой и меч не про вашу честь, а вот лук тугой я про вас припас.Сымает он с плеч лук тугой, вынимает из колчана калену стрелу. И накладывает стрелу на тетивушку, и пускает стрелу во зеленый дуб. Ударила стрела во зеленый дуб, разлетелся дуб в мелки дребезги. Многих тут разбойников поранило, многих и насмерть убило. Остальные разбойники в стороны бросились, так что Илье бить стало некого. И остался Илья Муромец на поляне един.Вернулся Илья к камню белому. Стер надпись старую и написал надпись новую: «Ездил по прямой дороге Илья Муромец, а убит не бывал.Стал он теперь из двух дорог одну выбирать:— Надо ехать по той дороге, где женатым быть, а богатства мне не надобно.И поехал Илья по правой дороге. Подъезжает к большому терему. Встречают его слуги многие, ведут в палаты богатые. И выходит к нему царевна-красавица, угощает его всякими питьями да яствами, милует, ласкает, суженым называет. А как ночь пришла, повела Илью Муромца в опочивальню, приготовила ему кровать золоченую, постель мягкую: «Ложись, отдыхай, целуй, обнимай.А Илья Муромец хоть и прост, а догадлив: схватил он царевну-красавицу и положил на ту кровать золоченую. А как положил, так сразу провалилась кровать в подвалы глубокие.Посмотрел вниз Илья Муромец — видит: в тех подвалах людей многое множество. Все-то, небось, женихи, все-то, небось, суженые. Побежал Илья Муромец на широкий двор, отыскал дверь в подвалы глубокие, отбил замки крепкие и выпустил всех людей, что царевна заманила, на белый свет из темноты ночной.Поклонились все люди Илье до самой земли: — Спас ты нас, Илья Муромец, от смерти лютой.Едет он опять к белому камню. Стирает надпись старую и пишет надпись новую: «Ездил по той дороге Илья Муромец, а женат не бывал.После того подумал он:— Уж не поехать ли мне по третьей дороге? Может и там обман какой лежит.И поехал по третьей дороге Илья Муромец. Видит – погреба толстостенные, обширные. А у погребов этих колоколов понавешено. Кому нужно богатство — дерни за бечевку, ударь в колокол – и всё тут. Взялся Илья Муромец за веревку, ударил в колокол. Откуда ни возьмись, мужичок с золотым клюшком, с золотым ключом.Отпирает мужичок погреба толстостенные и говорит Илье: — Бери, богатырь, богатства, сколь тебе надобно.Вошел Илья Муромец в погреба глубокие, поглядел кругом и удивился: везде золото блестит – глазам больно.Да Илья Муромец никогда на золото не льстился. Не взял нисколечко и пошел обратно на вольный воздух, на белый свет.Сел на коня, вернулся опять к придорожному камню. На белом камне две надписи новые, а третья – старая. Стер он надпись старую и написал новую: «Ездил тут Илья Муромец, а богат не бывал.Написал такие слова и поехал дальше в родные места, в город Муром, село Карачарово.Как прибыл домой, обрадовались родители — не ждали они, не гадали сынка увидать. А Илья смотрит на них, дивится: очень уж прытко старички состарились. Пожили они еще с месяц и померли. Похоронил их Илья Муромец с почетом, и в скором времени сам преставился. А всего житья ему было полтораста лет.* По материалам книги Тамары Габбе «Быль и небыль. Русские народные сказки, легенды, притчи.

См. также:


Сказка-былина про Илью Муромца читать текст онлайн, скачать бесплатно

Читать сказки онлайн / Русские народные сказки. Это было в городе Муроме, селе Карачарове. Жил-был один крестьянин, по прозванью Иван свет Тимофеевич, со своей супругой Ефросиньей Яковлевной. Жили они пятьдесят лет, а детей у них не было.Часто старики горевали, что под старость прокормить их будет некому. Наконец дарован был им сын. Имя ему дали Илья.И вот живут они с сыном Ильей, живут, не нарадуются. Растет он быстро. Прошел год, прошел второй. Тут и увидели старички большое горе: сыну нужно начинать ходить, а он сидит как столб. Ноги у него как плети; руками действует, а ногами никак не шевелит.Прошел третий год, а Илье ничуть не легче. Ноги как плети, нисколь не шевелятся.Еще пуще старички стали плакать: есть сын, да никуда не годящий,— приходится кормить его.И жил Илья долгое время все таким же столбом, никак не мог ногой шевельнуть.Прожил он тридцать лет в таком виде. И вот в одно прекрасное время надо было Ивану Тимофеевичу выкорчевать пни, чтобы сеять пшеницу.Ушли старики в леса и оставили Илью одного в доме. Илья был уже привычный — сидеть дом караулить.День оказался очень жаркий. Сидит Илья, потом обливается. И вдруг слышит — кто-то подошел к их окошку и в окошко застукался. Кое-как Илья Муромец потянулся, открыл окошко, видит — стоят два странника, очень старые.Посмотрел Илья на них и говорит:— Чего вам, страннички, надобно? А они говорят:— Дай-ка нам испить пива хмельного. Мы знаем, у тебя есть в подвале пиво хмельное. Да принеси нам чашу в полтора ведра.Илья им в ответ:— И рад бы я принести вам пива хмельного, да не могу никак идти: у меня ноги не ходят.— Попробуй, Илья, сперва, тогда и говори,— отвечают старцы.— Что вы, дорогие старцы, тридцать лет я сижу сиднем и знаю — ноги у меня не ходят.А они говорят:— Брось ты, Илья, нас обманывать! Сперва попробуй, а после и говори.Пошевелил Илья одной ногой — шевелится. Другой пошевелил — шевелится. Соскочил с лавки, схватил чашу в полтора ведра и побежал, будто все время бегал, в отцов подвал глубокий. Нацедил из бочонка чашу полную, приносит к старцам, говорит им:— Нате, кушайте на доброе здоровье, страннички. Уж очень я рад,— научили вы меня ходить.А те говорят:— А ну-ка, Илья, выкушай сперва сам.Илья Муромец не прекословил, схватывает чашу в полтора ведра и выпивает на месте единым духом.— А ну-ка теперь, добрый молодец, Илья Муромец, скажи, сколь чувствуешь в себе силушки?— Чувствую я в себе силушки очень много,— отвечает Илья.— Силы хватит.Посоветовались старцы и говорят:— Нет, еще, должно быть, силушки очень мало. Иди-ка, Илья, да принеси втору чашу.Схватил Илья чашу в полтора ведра и бросился в свой погреб. Нацедил втору чашу, приносит к старцам. Стал им подавать, они говорят:— А ну, выкушай, добрый молодец, сам.Илья Муромец не стал прекословить, берет чашу и выпивает единым духом.— А ну-ка, удалой богатырь Илья, скажи, много ли чувствуешь в себе силушки?А он отвечает странникам:— Эх, много чувствую силушки!— А как определишь силушку?— Вот, был бы столб на небе, а на том столбе было бы кольцо,— взялся бы я за это кольцо, перевернул бы всю Русску землю.Посоветовались странники и говорят:— Эх, нет, много мы ему дали силушки. Не мешало бы поубавить. Илья! Сходи в подвал, принеси еще чашу в полтора ведра.Илья не стал прекословить, тут же побежал в погреб. Когда принес чашу, старцы и говорят:— А ну, Илья Муромец, выкушай сперва сам. Илья Муромец не прекословит и выпивает чашу сам. Когда выпил, странники обратно начинают спрашивать:— Ну-ка, удалой богатырь, скажи, много ли чувствуешь в себе силушки?Тогда Илья Муромец отвечает так:— Чувствую — силушки моей убавилось на поло-винушку.Посоветовались тогда странники и говорят:— Хватит, Илья Муромец, тебе силушки.И не стали больше посылать его за пивом хмельным, а стали говорить ему так:— Слушай, добрый молодец, Илья Муромец! Дали мы тебе ноги, дали силу богатырскую,— ничто не мешает тебе поездить по Русской земле. Но помни: не обижай беззащитных, а бей вора-разбойника, не борись с родом Микуловым: его мать сыра-земля любит. Да еще не борися со Святогором-богатырем: его мать сыра-земля через силу носит. А теперь, Илья Муромец, тебе нужен богатырский конь. Но богатырского коня тебе придется выхаживать самому, потому — кони тебя не вынесут.— А где мне взять такого коня, чтоб меня вынес? — говорит Илья Муромец.— А вот мы тебя сейчас научим. Мимо вашего дому в один прекрасный день поведет крестьянин жеребенка шелудивого, плохонького, поведет на оброти пришибать его. Но ты не отпусти его из виду, выпроси у мужичка этого жеребеночка, поставь его в стойло и корми пшеницей. И каждое утро выводи его на росу, пускай он по росе катается. А когда минет ему три года, то выводи на поле и обучай его скакать через большие канавы, через высокие тыны.Илья Муромец слушал все это внимательно, не хотел потерять ни одного слова.— Ну вот,— говорят странники,— что мы знали, все сказали. Смотри же, беззащитных не обижай, вора-разбойника не пропускай. Да смотри, тебе на роду написано — убитому не быть. Помрешь ты своей собственной смертью.Илья Муромец поблагодарил их, звал чего-нибудь покушать, но они от всего отказались и ушли.Остался он один-одинешенек и захотел идти посмотреть на отца с матерью, им помочь в работе. Приходит к отцу, а там после трудовой работы все уснули. Захотел он попробовать свой топор и стал рубить. Как тяпнет топором, так он по самый обух уйдет. Сила в Илье огромная. Порубил лес Илья Муромец и воткнул топор в пень. И ушел топор по самый обух. Повтыкал он так все топоры в пни, а сам схоронился за дерево. Когда пришли,отдохнувши, помочане, хотели взяться за топоры, но сколь не дергали — не могли вытащить из дубьев. Он, может, шуткой повтыкал топоры-то, да уж сила была у него больно велика.Видит Илья, не выходит у них дело, вышел из-под прикрытия и подходит к отцу с матерью. А те и глазам своим не верят: был Муромец калека, а стал здоровым.Вынул Илья Муромец все топоры и стал родителям подсоблять. Отец не нарадуется, глядя на работу его.Кончили работу, пришли домой и стали жить-поживать.А Илья Муромец все стал посматривать, когда мужичок поведет паршивенького жеребеночка. И вот видит — точно, идет мужичок.Выбегает Илья, спрашивает:— Куда ведешь жеребеночка? А тот отвечает:— Очень плох получился, пришибить надо.Тогда Илья Муромец стал просить мужичка убедительно, чтобы он уступил ему жеребеночка, не пришибал его. А крестьянин и спрашивает:— Куда тебе такой жеребеночек, такому сильному? Он и крестьянину не годится.Илья Муромец стал настаивать на своем, стал опять просить:— Продай мне жеребеночка.Уступил мужичок Илье жеребеночка и даже не взял с Ильи никакой платы.Привел домой Илья Муромец жеребенка, поставил его в стойло и стал поить и кормить, как учили странники.В скором времени на жеребеночка подействовал Ильи Муромца уход, и стал он расти очень быстро. А когда минуло ему три года, стал он сильным конем, Илья Муромец стал выводить его в чисто поле и учил скакать через широкие канавы, расщелины, тыны. И сам дивился, каким сильным, хорошим оказался его конь.Стал он подыскивать себе латы, также колчан со стрелами, тугой лук и меч. К чему стремился, все разыскал по своей силе. А когда было все готово, пришел Илья Муромец к отцу-матери, говорит:— Дражайший мой родитель, Иван Тимофеевич, дражайшая моя мамынька Ефросинья Яковлевна! Давно мне хотелось по белу свету погулять, людей посмотреть, себя показать! Благословите меня, я поеду.— А куда ты поедешь? — спрашивает его отец.— В стольный град Киев, послужить князю Владимиру Красну Солнышку.Отец и мать заплакали:— Ах ты милый наш сын, мы думали выкормить тебя себе на утешенье. А видим — не удержишь сокола в тесной клетке. Делать нечего, поезжай к князю Владимиру, да смотри заступайся за слабых, не обижай беззащитных, бей вора-разбойника.Илья Муромец надел на себя латы богатырские, шлем пернатый, опоясался мечом. Потом оседал коня, сел на него и поехал.Ехал он, ехал, доехал до города Чернигова. И смотрит — глазам своим не верит. Вкруг города Чернигова стоит войск тьма-тьмущая. Подступили к городу Чернигову три царевича басурманских, и у каждого царевича войска по триста тысяч.Посмотрел Илья Муромец — город заперт, а черниговских мужичков томят басурманы голодной смертью. Жалко сделалось Илье мужичков черниговских. Подвязал он потуже седельце свое, взял меч булатный и полетел, как вихрь, на врагов басурманскиих. Начал рубить он, да так быстро, как все равно траву косить. Видят они — силы неравны,— и пустились в бегство. Кто куда мог — бросились врассыпную.С крепости видят черниговски мужички,— какой-то богатырь стал на их сторону. А Илье бить стало некого. Подъехал он к белополотняным шатрам, смотрит — стоят три царевича басурманскиих ни живы ни мертвы, побелели, как полотно, как осиновый лист трясутся. Поравнялся с ними Илья,— упали они на колени и стали просить пощады. Тогда Илья Муромец говорит им так:— Зачем вы обижаете мужичков? Были бы постарше вы,— снял бы я ваши буйны головы. Да больно вы молоды! Вертайтесь-ка домой и скажите своим родителям; есть еще на Руси кому постоять за землю Русскую.Взял он с них клятву, чтобы больше не ездили на Русскую землю. А они были рады, что их помиловали, сели на коней и стали удирать за своим войском.Видели это все с городских стен мужички черниговски. Видят — они свободны. Открыли ворота, подносят богатырю ключи на золотом блюде и стали предлагать ему, что он хочет.Но Илья Муромец был не падок на разные сокровища: от всего этого отказался.Черниговски мужички стали просить его заехать к ним поговорить. Но и тут Илья Муромец стал отказываться, потому — душа его рвалась на простор.Тогда мужички черниговски спрашивают:— Куда ты, удалой богатырь, едешь?— Еду я в стольный Киев-град,— говорит Илья Муромец,— к князю Владимиру Красно Солнышко.А черниговски мужички говорят:— Смотри, не езди прямоезжей дорогой.— А почему нельзя ездить прямоезжей дорогой? — спрашивает их Илья Муромец.— Потому — здесь засел давно Соловей-разбойник. И бьет он не силой-оружием, а своим молодецким посвистом. Как заревет по-звериному, зашипит по-змеиному — так все люди наземь падают.Тогда Илья Муромец простился с мужичками и поехал прямоезжей дорогой, не посмотрел, что ему говорили. Едет путем-дорогой и все смотрит, где Соловья-разбойника помещеньице.Видит вдруг — стоят двенадцать дубов, верхушками свились в одно место. А корни их скованы толстым железом. Не доехал Илья три поприща и вдруг услышал свист соловьиный, рев звериный, и покрывалось все это шипом змеиным. И от того свиста соловьиного, рева звериного, шипа змеиного конь спотыкнулся у Ильи Муромца на передние ноги.Говорит тут Илья Муромец своему коню:— Что ты, конь ретивый, спотыкаешься? Разве ты не ездил по лесам дремучиим? Разве не слыхал реву звериного? Разве не слыхал шипу змеиного? Разве не слыхал свисту соловьиного?Сконфужен был конь своим хозяином, встал на ретивы ноги. А Илья Муромец снимает свой каленый лук с плеч, накладывает на тетиву калену стрелу и пускает в Соловья-разбойника. Взвилась стрела и ударилась Соловью-разбойнику прямо в правый глаз, да так, что вылетел Соловей-разбойник из своего гнезда, как сноп овсяный.Подъехал Илья Муромец к Соловью-разбойнику, схватил его, привязал к своему стремени. И поехал дальше.Ехать ему пришлось как раз мимо поместья Соловья-разбойника, где жили дочери разбойника со мужьями. Вышли они на балкон и смотрят — кто-то едет.Старша дочь и говорит:— Смотрите, сестры милые, наш батюшка едет, да еще богатыря везет, привязанного к стремени.Посмотрела младша дочь, тут же сразу и заплакала:— Эх, сестры милые, это не батюшка едет, а какой-то богатырь нашего батюшку у стремени везет.Сестры заплакали, и все бросились отцу на помощь.Сбежали они с балкона вниз, а зятья вооружились и пошли на выручку своего тестя.Как только Соловей-разбойник увидел своих зятьев, закричал им:— Спасибо, зятья милые, что хотите меня выручить, но лучшо не сердите богатыря — вам не одолеть его. А просите его в горницу, потчуйте его вином и яствами и спросите — не возьмет ли с вас за меня выкуп.Но Илья Муромец, заслышав все это, подумал: «Заманят меня еще. От всего отказался, повернул влево и поехал в стольный Киев-град.Когда приехал он, взошел в белокаменны палаты, видит — князь Владимир Красно Солнышко со своей княгинею сидит с богатырями, угощает богатырей.Илья Муромец поклонился низехонько князю Владимиру. А княгиня говорит:— Вижу я еще одного гостя.Повернулись все и увидели сильного богатыря Илью Муромца.А князь Владимир спрашивает:— Что вы за добрый человек? Откуда вы едете и куда путь держите?Отвечает Илья Муромец:— Я еду из города Мурома, из села Карачарова в стольный град Киев, ко Владимиру Красно Солнышко.А Владимир-князь спрашивает:— А какими дорогами вы ехали и сколько времени затратили?А Илья Муромец говорит таковы слова:— Заутреню я слушал в селе Карачарове, а обедню — у вас, в граде Киеве.— А какой вы дорогой ехали?— Ехал я прямоезжей дорогой.Как только услыхали это богатыри, говорят они князю Владимиру:— Не верь ты, князь, этому детине; уж больно он завирается. Разве можно ехать этой дорогой? Ведь тут уже тридцать лет залег Соловей-разбойник, не пропускает ни конного, ни пешего. Тут ни зверь не пробегает, ни птица не пролетает. Как же мог он проехать мимо Соловья-разбойника?Князь Красно Солнышко обращается к Илье Муромцу и говорит таковы слова:— Эх, нельзя тебе верить, добрый богатырь! Уже тридцать лет, как здесь засел Соловей-разбойник, никому ни пройти, ни проехать. Явственно видно, что ты соврал.Тут Илья Муромец не стал долго разговаривать и сказал только:— А не хочешь ли ты посмотреть сейчас на Соловья-разбойника? Я привез его на ваш двор, и висит он сейчас привязан у моего стремени.Услышали это богатыри, сразу все ужахнулись. Что сумел этот богатырь привезти такого разбойника,— им не верилось.Тут князь Красно Солнышко говорит Илье Муромцу:— А скажи, удалой богатырь, как тебя звать?— А зовут меня Ильей Муромцем. А князь опять говорит:— А нельзя ли нам посмотреть Соловья-разбойника?— С почтением,— согласился Илья Муромец и повел их всех на широкий белый двор, где пасся его конь ретивый. А к стремени коня была привязана переметная сума, в которой находился Соловей-разбойник.Выходит Илья Муромец со всей свитой, со всеми богатырями, отвязывает суму от стремени и вытаскивает оттуда Соловья-разбойника. Как только глянули на него богатыри, так ужахнулись; как глянул князь со своей супругой, так удивилися.И говорит князь Владимир таковы слова:— А ну-ка, вор Рахматович, Соловей-разбойник, засвисти по-соловьиному, потешь меня с моею женой, потешь моих богатырей могучих.Тут Соловей-разбойник заговорил таковы слова:— Не тебе служу, князь Владимир, а есть у меня богатырь,— больше я никого не признаю.Тогда князь Владимир обращается к Илье Муромцу и говорит:— А ну-ка, удалой богатырь, заставь этого разбойника засвистеть по-соловьиному, потешить меня с моей княгинюшкой, моих богатырей могучих.Илья Муромец приказывает Соловью-разбойнику свистнуть в полсвиста соловьиного, прореветь в полрева звериного, прошипеть в полшипа змеиного, а сам подхватывает под руки князя и княгинюшку.Понатужился Соловей-разбойник и свистнул, да не в полсвиста соловьиного, а в целый свист. И от этого свиста соловьиного повисли князь с княгинюшкой на руках у Ильи; из богатырей же — ни один на ногах не остался, попадали все, а с белокаменных палат от этого свиста соловьиного покатились все золотые маковки. Тут закричал князь Красно Солнышко:— А ну, Илья Муромец, уйми ты этого вора-разбойника! Уж нам эта шуточка не надобна.Схватил тогда Илья Соловья-разбойника и подбросил его кверху своей могучей рукой так, что Соловей-разбой-ник взлетел чуть пониже облака ходячего и ударился о белый двор и дух испустил.А Илья Муромец приказал зажечь костер, Соловья-разбойника сожечь, а пепел развеять по ветру.Всходят все опять в палаты белокаменны, садятся за столы дубовы, принимаются за яства сахарные, за питва медвяные.Илья Муромец сел на лавочку на самый кончик. Да как подвинул плечом, сильно нажал,— все богатыри попадали на пол, а Илья очутился посреди стола. Все богатыри видят, что у Ильи Муромца силы множество, ни один не вздумал ему противиться.Подвыпили богатыри, начали хвастаться, кто чем сумел. И опять Илье Муромцу не по нраву то было. Стал он думать крепку думушку — поездить по белу свету. И надумал он повидаться со Святогором-богатырем.Простился Илья со князем Владимиром и богатырями и поехал по белу свету искать Святогора-богатыря.Ездил он долго. Едет и присматривается — не увидит ли где Святогора-богатыря. И видит он вдруг гнедого большого коня. Подъезжает ближе — лежит спящий богатырь. А был то Святогор-богатырь. Слез Илья с коня, прошел к Святогору и стал около его головы. И казался он против этого богатыря как малый ребенок.Спал богатырь крепким сном, и не мог Илья дождаться, чтобы Святогор проснулся. Тогда Илья ударил легонько его. Богатырь проснулся и говорит:— Кто это в меня камешками кидается?Тут Илья Муромец подступил еще ближе и говорит:— Приехал я из города Мурома, из села Карачарова. Зовут меня Илья Муромец. Захотел я увидеть вас, но не мог дождаться. Вот и разбудил вас.Святогор-богатырь и говорит:— Зачем я тебе так спонадобился? А Илья отвечает:— Слыхал я про вашу силу великую — вот и хотел посмотреть на вас.— А может быть, тебе охота со мной силами помериться? — Святогор спрашивает.— Нет,— отвечает Илья,— я хорошо знаю, что силами меряться мне с вами никак невозможно.— Коли так, — говорит Святогор,— поедем на гулянье по святым горам.Свистнул он своего коня, прибежал конь и встал перед ним как вкопанный.Илья Муромец подозвал тоже коня, и они поехали вместе.Рассказал Илья, как проживал он в стольном городе Киеве. Внимательно слушал Святогор этот рассказ. А после Илья Муромец спрашивает Святогора:— Почему это искал я вас по всей Руси, но доискаться не мог?— Да потому,— говорит Святогор,— что по Руси я не стал ездить с тех пор, как съехал со святых гор. Вижу — земля гнется подо мной, как повинна. А люди разбегаются от меня, как от зверя страшного. Очень мне было не по мысли, что меня так боятся. Ехал я, ехал и пораздумался: «Эх, много во мне силушки неизбывной! Кабы был столб да в столбе кольцо, завернул бы я кольцо и повернул всю Русскую землю! Только подумал — конь стал. Смотрю — у меня, у самой головы, лежит сумочка переметная, така маленька — и плюнуть некуда. Соскочил я с коня, хотел поднять эту сумочку, взялся правой рукой, как дернул — она не пошевелилася. Взял левой рукой, дернул — она не пошевелилася. Взял я обеими руками ее, как дернул,— увяз в землю по колени. Тогда стало мне понятно: не хочет мать сыра-земля носить меня на себе. Потому не езжу я по Русской земле, а езжу по святым горам.Поехали они оба на эти горы, Илья и Святогор. Ехали они, ехали, видят — на самой вершине горы стоит огромный гроб. Подъехали они к гробу. Святогор и говорит:— А ну, Илья Муромец, померяй этот гроб. Может, он сделан для тебя?Лег Илья Муромец в этот гроб, и оказался он там, как мушка маленька.Тогда Святогор говорит:— Нет, Илья, этот гроб, видно, не про тебя построен.Слезает тут с коня Святогор и сам хочет померять этот гроб.Он в гробу потянулся,— гроб точно по нем был сделанный. Захотел встать Святогор-богатырь из гроба. Но вдруг ослаб весь, и взмолился он Илье Муромцу:— А ну, Илья Муромец, меньшой братец мой, помоги мне вылезти из гроба. А то я совсем ослаб.Илья Муромец подскочил, только хотел Святогора-богатыря поднять, как крышка гроба накрылась глухо-наглухо. Схватил Илья Муромец крышку, хотел ее сорвать своей силой могучей, но сколь ни дергал — крышка и с места не пошевелилась. С досады Илья Муромец схватил свой меч, зачал этот гроб рубить. Как первый раз тяпнул — появился обруч железный, обхватил гроб в круге. Второй раз тяпнул — появился второй обруч железный. Сколько раз он ни тяпал, появлялись все обручья железные. И слышит Илья Муромец — из гроба доносятся глухие слова:— Прощай, Илья Муромец, видно, в последний раз я с тобой по святым горам погулял.Жалко сделалось Илье Муромцу Святогора, видит он— нельзя старшего брата выручить. И слышит, как в последний раз Святогор легко вздохнул и больше уже не откликнулся.Прослезился Илья, поехал прочь со святых гор опять в стольный Киев-град. Побыл там немного. И вот приезжает басурманин с грамотой и вручает ту грамоту князю Владимиру. Понял князь — тут что-то нерадостное. Сорвал печать, начинает читать грамоту, а в грамоте писано: «Идет Батый со своими полчищами великими, Золотой Ордой, а с ним идет Идолище Поганое — сильный богатырь.Вот тут у всех богатырей пропал весь хмелюшко, не знают, что и делать. Как поехать, как встретить им такие великие войска вражеские?Говорит тогда Илья Муромец:— Эх, богатыри могучие, трусливы вы, как зайцы! Вам бы только пировать да бражничать. Что толку в вас? А как приходят силы вражии, так вы трясетесь, как листы на осине. Айдате со мной, едемте встречать силу татарску!Напугалися богатыри, но делать было нечего: приходилось ехать за Ильей Муромцем. Приехали они на свою границу. А на границе стоит заставушка. А в этой заставушке были богатыри-граничники. Тут был и старший Самсон Самсонович, тут был и его помощник Добрыня Никитич, а еще был есаул Алеша Попович. Приехал Илья Муромец к белополотняному шатру, смотрит — стоят три богатыря у заставушки. Увидел богатырь Самсон Илью Муромца, низко с ним раскланялся:— Уж ты здравствуй, Илья Муромец, сколько времени я тебя не видывал? И зачем ты сюда пожаловал на нашу заставушку?А Илья Муромец говорит:— Разве вы не слышали, пограничники, что идет рать-сила великая на нашего князя Владимира?Напугался тут Самсон Самсонович, напугался Добрыня Никитич, а еще пуще напугался есаул Алеша Попович.Илья Муромец тогда говорит:— Разве вы не слыхали, Самсон Самсонович, как проехал здесь в стольный Киев-град басурманин со своей грамотой? Как это вы не видали со своей заставушки?Тогда заговорил Самсон Самсонович:— Ты прости нас, Илья Муромец, как-нибудь мы это времечко проспали, вот и не видали злого басурманина.Сказал здесь Илья Муромец:— Нужно нам дожидать рать-силу великую — басурманскую, надо постоять как полагается за нашу Русску землюшку. Выставьте еще кого вперед (как секрет, все равно).И стали богатыри совет держать, кого выставить. Назначать стал Самсон Самсонович Алешу Поповича. Тогда Илья Муромец стал говорить таковы слова:— Нет, Самсон Самсонович, нельзя назначать Алешу Поповича, у него и так полы долги. Нужно назначить Добрыню Никитича.Поехал Добрыня Никитич вперед и поставил особу заставушку на то место, где должна пройти сила басурманска. Стали ждать-пождать войск басурманскиих, ниоткуда не могли дождаться их. Прошел день, другой, а сил басурманскиих не видно еще.На третий день, чуть только солнце стало брезжить, заметили они с горизонта войска великие. От тех войск затмило солнышко пылью густой. Смотрит Добрыня Никитич и видит,— впереди едет сильный богатырь, а под ним конь весь в золотой сбруе, а сам он — как копна великая. Подъехал он к Добрыне Никитичу, и не знает тот, что делать. И видит — подкидывает богатырь копье долгомерное пониже облака ходячего, повыше лесика стоячего. И ловит богатырь копье другой рукой, а сам приговаривает:— Как легко я копье мечу, так легко буду с Добрыней Никитичем управлятися.Напугался Добрыня Никитич этого богатыря и пустился на коне к своей заставушке, где был Самсон Самсонович с Ильей Муромцем. А сам молит, чтобы конь его не спотыкнулся. Приехал он на заставушку, упал перед Самсон Самсоновичем на колени и говорит таковы слова:— Ты прости меня, Самсон Самсонович, что не мог я привезти головы басурманские на вашу заставушку. И такой тут богатырь к нам пожаловал, что бросает он копье долгомерное чуть пониже облака ходячего, чуть повыше лесика стоячего, а сам приговаривает таковы слова: «Как легко я верчу копьем, так легко буду управлять Добрыней Никитичем. Так и приехал я к вам на заставушку с пустыми руками.Стали совет держать Илья Муромец и все богатыри — кому ехать встречать басурманина. Стали думу думать, стали выбирать. Но кого ни намечали, а Илья Муромец все препятствовал. Назначили Алешу Поповича, а Илья Муромец и тут воспротивился.— Нельзя нам посылать Алешу Поповича: позавидует он на золотую сбрую, на тот момент враги и вышибут из седла его душеньку поповскую.Стали советовать ехать Самсону Самсоновичу. Но и тут Илья Муромец стал говорить таковы слова:— Нет, уж очень стар Самсон Самсонович, надо выбрать нам кого другого.Но никак не могли богатыри никого выбрать. И надумали здесь кинуть жребий — кому встречать басурманина поганого.Как кинули жребий — пал он на Илью Муромца. Оседлал своего коня Илья Муромец, сел на него, простился со своими богатырями и поехал навстречу басурманину поганому.Как подъехал он к нему на одно поприще, так увидел злого басурманина, тот кидал правой рукой копье долгомерное и тут же сам себя расхваливал:— Как легко ворочаю я своим копьем, так легко я буду с Ильей Муромцем управлятися!Не стал много думать Илья Муромец, пришпорил своего коня и пустился на злого татарина. Начался тут бой с утра раннего. Кони их приустали, мечи их притупилися. А богатыри сидят, ни который даже не качается.Наступило уже двенадцать часов дня. Кони богатырские спотыкнулися, и богатыри тут с них свалилися. Поломали они свои копья долгомерные, поломали мечи булатные. Больше нечем стало им рубиться. Тогда они схватились врукопашную. Боролися они так сильно, что от их ног пыль столбом поднималася.Уж солнце близко к закату становилося, как поскользнулся тут Илья Муромец и упал на спину, и насел на него басурманин поганый. Выхватил свой нож из-за пояса и хотел перерезать горло Илье Муромцу. Тут Илья вспомнил про своих старцев — калик перехожих и подумал:«Видно, неладно старцы сказывали, что смерть мне в бою не написана; приходится помирать мне от руки басурманина поганого.Только это подумал, как почувствовал в себе такую силу великую, как когда-то, когда выпил три чары пива хмельного. Освободил он руку правую да как ударит басурманина в грудь поганую. Так и взлетел басурманин повыше лесика стоячего, пониже облака ходячего и воткнулся в землю по груди. Тогда вскакивает Илья Муромец, выхватывает у басурманина нож булатный и отрубает ему голову по самы плечи. Взял он эту голову, воткнул на обломок копья и поехал прямо на заставушку.Приехал он на заставушку — богатыри все удивилися: как Илья Муромец порешил басурманина. Стали ждать-пождать, думали — сейчас войско вражеское придет. Но войска не оказалося. Снялись опять богатыри с заставушки и поехали к князю Владимиру Красно Солнышко. Лишь остались одни пограничники.Привез Илья Муромец в стольный Киев-град князю Владимиру подарочек — голову басурманина поганого.Созывал Владимир-князь всех богатырей и стал угощать их, стал потчевать. И всех богатырей он употчевал и стал награждать всех подарками. Всех наградил, а Илью Муромца, самого главного, позабыл.Илья Муромец на это очень прогневался. Выбежал он тут на белый двор, призвал к себе всю голытьбу пьяную. И стал говорить им таковы слова:— Не пристало мне, крестьянскому богатырю, пировать здесь да бражничать, а пристало мне с вами гулять.Берет он свой тугой лук и накладывает на тетиву ка-лену стрелу. И пускает ту стрелу в золотоверхий дворец. Ударила тут стрела в золотые маковки, и посыпались те маковки на белый двор. А Илья Муромец приказал своей голытьбе подбирать те маковки и купить на них зелена вина.От удара стрелы той зашатался дворец князя Владимира, сделались богатыри ни живы ни мертвы. А сам князь Красно Солнышко на Илью сильно прогневался. Но ему богатырь говорит таковы слова:— Уж ты, князь Красно Солнышко, неладно ты делаешь: всех богатырей угостил, наградил, а Илью Муромца ничем не одарил!Тут понял князь Красно Солнышко, что сделал он неправильно. Взял свою шубу соболиную и выносит на белый двор, подает ее Илье Муромцу и говорит таковы слова:— Не обидься, Илья Муромец, что тебя я не одарил ничем. Вот дарю я тебе свою шубу соболиную.Разгневался Илья Муромец, схватил шубу соболиную. Схватил за рукав, схватил за другой, всю разорвал. Рвет и приговаривает:— Как рвал я басурман поганых, так рву я, князь Владимир, твою шубу соболиную!Князь Владимир возразить ему не осмелился. Знал его силу великую.Пошел Илья Муромец к своим товарищам, накупил на золотые маковки зелена вина и стал угощать голытьбу пьяную. Но в скором времени и эти товарищи ему не понравились. Оседлал он своего коня и отправился из города стольного Киева, не простился с богатырями, не простился с князем Владимиром. Поскакал по Русской земле.Как уехал из Киева Илья Муромец, пришел в Киев хан Идолище Поганое, всех богатырей разогнал, завладел всем царством князя Владимира, а самого князя поставил своим слугой.Трудно было терпеть князю Владимиру от Идолища Поганого, да делать было нечего. Часто думал он об Илье Муромце: «Кабы был здесь Илья Муромец, этого не случилось бы и не служил бы я Идолищу Поганому.Долго так пришлось служить князю Владимиру, а Илье Муромцу про то не было ведомо. Раз как-то ехавши, встретил он одного странника. На этом страннике шляпа была в десять пудов, а клюка у этого странника была в сорок пудов. Повстречался он с Ильей Муромцем и возговорил таковы слова:— Ах ты добрый богатырь Илья Муромец! Ты зачем гуляешь по Русской земле, а не поедешь в стольный Киев-град? В граде Киеве стряслася беда великая. Пошел на Киев хан Идолище Поганое. Богатырей всех из царства повыгнал, завладел царством князя Владимира. А сам князь служит теперь ему.Илья Муромец сказал старцу:— А как называть мне тебя, старче? Старец отвечал:— Зовут меня Иванище. Шляпа моя в десять пудов. Клюка у меня в сорок пудов.Тогда Илья Муромец сказал Иванищу:— Уступи мне свою клюку сорокапудовую. Я поеду в город Киев, угощу там Идолище Поганое.Иванище отдал ему свою клюку с радостью.Взял Илья клюку и поехал к городу стольному Киеву.Когда въехал Илья на белый двор, то первым долгом встретился с князем Владимиром. Как увидал князь Илью Муромца, сразу ему возрадовался и говорит ему таковы слова:— Как долго, Илья Муромец, ты к нам не жаловал, посмотри, что у нас содеялося! На престоле сидит хан Идолище Поганое, а я ему, как слуга, служу.Говорит тогда Илья Муромец:— Погоди ты, князь Красно Солнышко, на меня обижатися. Не просидит у тебя на престоле Идолище Поганое даже и до вечера.Пошел Илья Муромец в палаты белокаменны, где сидел Идолище Поганое. Пришел и стал просить у Идолища Поганого подаяния:— Подай ты, царь, мне, нищему, подаяние — я уж очень скудеюся.— Беги ты на кухню,— говорит Идолище,— там оделяют нищую братию.Но Илья Муромец возговорил:— Я хочу, чтобы вы здесь милостыню мне подали. Тогда Идолище Поганое стал говорить так:— Ты, старче, ходишь по белу свету много, не видал ли когда-нибудь Илью Муромца?— Как не видать мне Илью Муромца, когда мы с ним очень часто видимся?— А какой из себя Илья Муромец? — спрашивает Идолище Поганое.— А коли хочешь видеть Илью Муромца, то гляди на меня, мы с ним на одну колодку сделаны.Тогда говорит Идолище Поганое:— А много ли ест Илья Муромец?— Ест Илья Муромец только лишь по одному калачику, а пьет по одной чарочке.Засмеялся тут Идолище и сказал:— Почему это ваш богатырь Илья Муромец так славится? Вот я так ем очень много. Хлеба съедаю по три каравая, мяса съедаю чуть ли не целого барана, а пью по три чарки большие.А Илья Муромец говорит таковы слова:— Эх, у моего дяди была такова корова — много пила-ела. Однажды так поела, что лопнула. Смотри, чтобы над тобой не стряслась такая причина.Озлился тут Идолище Поганое, схватил свой булатный меч и пустил с силой в Илью Муромца. Илья Муромец отворотился, а меч пробил стену и насквозь вылетел. Тут Илья Муромец, в свою очередь, схватил клюку сорока-пудовую, да как хватит Идолище по маковке. Идолищу Поганому разнес он череп вдребезги.Вышел Илья на двор к князю Владимиру и сказал ему таковы слова:— Уберите вы Идолище Поганое и постановьте все царство по-старому.И опять князь Владимир Красно Солнышко воссел на престол своего царства. Опять стал царствовать. А после задал пир на весь мир.А в то время собирался на службу к князю один молодой боярин, по прозванию Дюк Степанович, и прощался он со своей матерью. Прибыл он к князю Владимиру. Принял его князь Владимир и посадил за стол гулять с богатырями. Стал угощать Дюка Степановича. А Дюк Степанович выпивал так: одну рюмочку выпьет, а другую под стол выльет, один калачик съест, а другой под стол бросит. - сайт Заметил это князь Красно Солнышко и сказал Дюку Степановичу:— А что ты, молодой боярин, одну рюмочку выпиваешь, другую под стол выливаешь, один калачик ешь, другой под стол кидаешь? Разве тебе что не нравится?Отвечает князю Дюк Степанович: — Да, Владимир Красно Солнышко, калачи твои что-то зачерствели, а пиво-то прытко задохнулося. У моей родимой матушки калачики на пекарне пекут все медвяные: один ешь, за вторым рука тянется, второй ешь, третий с ума нейдет. Да и пиво у вас, видно, в бочонках да погребах стоит неприбрано. А у моей матушки пиво подвешено в бочках, на цепях высокиих. Ветры освежают те бочки высокие, пиву-то затхнуться и неколи. Одну чарочку пьешь — за второй сама рука тянется, втору пьешь — третья с ума нейдет. У вас, князь Владимир, и печь полиняла-то. А у нас-то в горнице печи муравлены. А одежи-то у вас, князь Владимир Красно Солнышко, темны, заношены, а у моей матушки одежа каждый день все новая.Тут был один богатырь, за столом сидел, по прозвищу Чурила Пленкович. Слушал Чурила Пленкович эти слова, очень обиделся. И говорит князю Владимиру:— Уж ты князь Владимир Красно Солнышко, дай нам с ним об заклад удариться. Чтобы каждый день мы с ним являлись в новых одежах. Хватит ли у него на целый год одежи новые?Тогда стали бояре совет держать и разрешили им об заклад удариться. И сбилися они об заклад — если у которого на год одежи не хватит — с того голову долой. Стал Дюк Степанович домой собираться, чтобы одежу привезти на целый год. Но Чурила Пленкович тут воспротивился. Говорит он таковы слова:— Не согласен я на то, чтобы отпустить домой Дюка Степановича. Может добыть он платье не то что дома, а в других местах. А пущай-ка он напишет в свой дом бумажку матушке, и она вышлет одежу ему.Дюку Степановичу делать было нечего. Садится он за столы дубовые, берет чернильницу с пером, начинает писать бумажку матушке. И положил ту бумажку в мешок и привязал мешок к седлу Бурки Вещего. И наказал ему так:— Ты беги, Бурка Вещий, ты неси письмо моей матушке. Пущай пришлет она ко мне тюки полные, чтобы одежи хватило мне на каждый день, на круглый год.И вывел он Бурку Вещего и поставил на дорогу родную.Побежал Бурка быстро, как калена стрела из лука пущена. Прибежал Бурка на широкий двор, к Дюка Степановича матушке.Матушка очень напугалася — прибежал конь один-одинешенек, а сынка нигде нетути. Схватила она вещевой мешок, развернула его и видит — в бумажке что-то написано. Как прочитала, так и догадалася: мол, неладно что-то сынок мой наделал. Начала сбирать всю одежу, насчитала как раз на круглый год. Положила она одежу в мешки, привязала мешки к Бурке Вещему, послала его к сынку Дюку Степановичу.Бурка Вещий тут вернулся в скором времени к своему хозяину Дюку Степановичу.Был день Дюку Степановичу назначенный, когда явились богатыри в новых одежонках. И целый год они ходили все в одежах переменныих.И в последний день вошли оба — Дюк Степанович с Чурилой Пленковичем в драгоценных одеждах соболиныих. У Чурилы Пленковича была одежда очень драгоценная, а у Дюка Степановича много лучше: кафтан у Дюка Степановича был с кавалером да с девицей. Как застегнет он свой кафтан, то девица,с молодцом обоймутся, как расстегнет — девица с молодцом поцелуются.Чурила Пленкович стал совет держать:— Рассудите вы, люди добрые! Кто проиграл из нас голову?И стали их судить-рядить, и признали, что Чурила Пленкович пробил об заклад свою голову.Хотели на лобно место его вывести, да заступился здесь Илья Муромец.— Не нужно нам проливать кровь христианскую, а нужно дать Чуриле Пленковичу сильный выговор.Не угомонился тут Чурила Пленкович, стал опять споры затевать, стал биться об заклад по-новому. Богатыри опять стали совет держать. Посоветовали — обратно пущай побьются Дюк с Чурилой об заклад.Чурила Пленкович говорит:— Кто из нас перескочит Днепр-реку на своих лошадях ретивых? Кто не перескочит—тому рубить будут голову.Но и тут Дюк Степанович не струсил, даром что молод был. И поехали они на своих конях Днепр перескакивать. Тут Чурила Пленкович говорит:— Скачи вперед ты, Дюк Степанович. Но тут Илья Муромец воспротивился:— Проиграл ты, Чурила, свою голову, так скачи ты перво-наперво.Чуриле Пленковичу перечить было некогда. Разгорячил он своего коня ретивого, дал он шпоры своему коню под круты бедра. Как взвился его конь высоко и осередь Днепра ударился. Понесла коня река быстрая.Тут Дюк Степанович повысился. Как дал своему коню под круты бедра. Его Бурка Вещий на ту сторону бросился. Подхватил Дюк Степанович Чурилу за кудри черные и вытащил его на ту сторону.Тут-то все богатыри сразу загутарили:— Отруби, Дюк Степанович, Чуриле голову: два раза он проиграл ее.Но Дюк Степанович не хотел этого делать. Так и остался Чурила Пленкович жить по-старому.Вернулись все богатыри в стольный Киев-град к князю Владимиру и уселись все опять за столы дубовые. Стали пить опять напитки медвяные и закуски стали закусывать сахарные.С тех пор стало в Киеве все спокойнее. Никакие враги-басурмане воевать город Киев не решалися. И надумал Илья Муромец поехать погулять по Русской земле.Отъехал он далеко от города Киева. Вдруг встречает он три дороженьки. А на крестах той дорожки лежал огромный камень. И на том камне были три надписи:«Кто поедет вправо — тот будет убит, а кто влево поедет — тот будет богат, а кто прямо поедет — тот будет женат.Илья Муромец тут задумался:«Жениться мне — я уж очень стар, а богатства мне совсем не надобно. Я поеду туда, где убитому быть, на роду мне смерть не написана.Повернул он своего коня сильного, поскакал он дорогой правою.Выезжает он на поляну обширную, а на той поляне стоял могучий дуб. Под тем дубом сидело сорок разбойников. Как увидели они Илью Муромца, сговорились между собой окружить и убить его.Но сказал им Илья Муромец:— А за что вы меня убить хотите? Богатства со мной вовсе нетутка. Конь у меня стоит пятьсот рублей, сбруя у коня стоит сто рублей.И сымает он с плеч лук тугой, вынимает из колчана калену стрелу. И накладывает стрелу на тетивушку. И пускает он стрелу во зеленый дуб. И ударила стрела во зеленый дуб, разлетелся дуб в мелкие дребезги. Очень много разбойников тут поранило. Остальные разбойники все в стороны бросились, так что Илье Муромцу бить стало некого.Вернулся обратно Илья Муромец к камню белому, стер он тут надпись старую. Написал он тут надпись новую: «Ездил Илья Муромец по правой дороге, а убит не был.Теперь думает Илья Муромец: «Надо ехать по той, где женатым быть, а богатства не надобно. И поехал он по прямой дороге.Подъезжает он к большому терему, а в этом терему царевна жила, женихов все к себе заманивала. Зазывала она их в свою спальню новую и клала женихов на кровать пружинную.Взошел Илья Муромец в палаты новые, и подхватила его за белы руки дочерь царская и предложила ему легчи на кровать пружинную. Но Илья Муромец схватил дочерь царскую и положил ее на кровать пружинную. А как положил — сразу провалилась кровать пружинная. Посмотрел вниз Илья Муромец, видит — там подвалы глубокие, а в подвалах людей много оказалось. Побежал Илья Муромец на широкий двор, отыскал он дверь в подвалы глубокие, отбил дверь скорехонько, выпустил людей из подвалов темныих. Все люди тут Илье возмолилися:— Уж ты спаситель наш, Илья Муромец! Спас ты нас от смерти лютоей!Тут схватил Илья Муромец царевну за косу, вытащил ее на широкий двор, приказал он тут разжигать костры, повалить на огонь и сожечь дочь царскую.Поехал обратно Илья Муромец к тому же камню белому. Стирает он тут надпись старую, пишет он тут надпись новую:«Ездил по той дороге Илья Муромец, а женат не был!Теперь Илье Муромцу стало занятно: не поехать ли по третьей дороге? Не будет ли там какой обман?И поехал по третьей дороге Илья Муромец.Увидал Илья Муромец подвалы громадные. А у этих подвалов было колоколов понавешено. Кому нужно богатство — тому за бечеву дернуть надобно. Илья Муромец взял, ударил в колокол. Откуда ни возьмись идет мужичок с золотой клюшкою. Отпирает мужичок подвалы глубокие и говорит таковы слова:— Бери, добрый молодец, богатства, сколь тебе надобно.Взошел тут Илья в подвалы глубокие, посмотрел и удивился: везде золото в беспорядке валяется. Илья Муромец никогда на золото не льстился. Не взял он золота нисколечко и поехал обратно к камню белому. Стер он тут надпись старую, написал надпись новую:«Ездил тут Илья Муромец, а богат не был.На том подвиги Ильи Муромца закончились.А всего Илье Муромцу житья было полтораста лет. Добавить сказку в Facebook, Вконтакте, Одноклассники, Мой Мир, Твиттер или в Закладки
Скачать в fb 2Скачать в txtСкачать в rtfСлушать в mp 3

Сказка Илья - Муромец читать

В граде Муроме, селе Карачарове, жили-были два брата. У большего брата была жена таровата, она ростом не велика, не мала, а сына себе родила, Ильей назвала, а люди - Ильей Муромцем. Илья Муромец тридцать три года не ходил ногами, сиднем сидел. В одно жаркое лето родители пошли в поле крестьянствовать, траву косить, а Илюшеньку вынесли, посадили у двора на траву. Он и сидит. Подходят к нему три странника и говорят. - Подай милостыню. А он говорит: - Идите в дом и берите, что вам угодно. Я тридцать три года не ходил, отроду сиднем сидел. Один и говорит. Он одним духом все выпил. Они у него спрашивают: -Какую ты в себе силушку чувствуешь? - Такую , добрые люди, что если бы был столб одним концом в небо, другим концом в землю вбитый, и кольцо, я бы повернул. Они переглянулись. -Это ему много. Поди, принеси еще. Еще принес. Он выпил одним духом. - Теперь как? -Ну, вот с тебя хватит. Он от большой радости пошел их проводить и говорит: -Я чую в себе силу богатырскую, где теперь коня взять? -Вот на обратном пути мужик будет вести строгача (два года коню, значит) продавать, ты купи, только не торгуйся, сколько спросит, столько и отдай. Только откорми его три месяца бело-яровой пшеницей, отпои ключевой водой и пусти его на три зари на шелковую траву, а потом на шелковый канат и пропусти через железный тын туда - сюда перелететь. Вот тебе и конь будет. Бейся с кем хочешь, тебе на бою смерти нет. Только не бейся со Святогором - богатырем. Илюшенька проводил их далеко за село. На обратном пути видит, его отец-мать крестьянствуют. Они глазам не верят. Он просит: Взял косу и стал ею помахивать, не успели оглянуться - вся степь лежит. Говорит: - Я захмелел. Вот прилег отдохнуть. Проснулся и пошел. Глядь, - мужик идет, ведет строгача, он вспомнил. -Здорово! - Двадцать рублей. Он отдал, ни слова не сказал, взял из полы в полу и повел домой. Привел домой, постановил его в конюшню и насыпал белояровой пшеницы. Так три месяца кормил, поил ключевой водой, выпускал на шелковую траву на три зари, вывел его на шелковый канат, конь туды - суды через железный тын перелетел, как птица. Ну, вот ему и конь богатырский. Так и вправду случилось. Бился Илья Муромец с Соловьем-разбойником, и он его победил. Конь под ним был богатырский, как лютый зверь, ход у него спорый. Он задними копытами за переднюю восемнадцать верст закидывает. Он утреню стоял в Чернигове, а к обедне поспел в Киев-град. Однажды ехал-ехал по дороге, оказалось, дорога расходится в три стороны и на этой дороге лежит камень, и на камне надпись:"Влево поедешь - будешь женат, вправо поедешь - будешь богат, прямо поедешь - будешь убит". Он подумал: - Жениться еще время не настало, а богатства своего мне не нужно. Некстати русскому богатырю Илье Муромцу богатство наживать, а под - стать ему бедных да сирот спасать, защищать, во всем помогать. Дай, поеду, где смерти не миновать. Мне ведь в бою-то смерти нет, не написана. И поехал прямо. Ехал-ехал он по дикой степи, впереди дремучий лес, поехал по этому дремучему лесу. Ехал он дремучим лесом с утра до полудня. Приехал на поляну, там стоит громадный дуб в три обхвата, под ним сидят тридцать богатырей, а на поляне пасутся тридцать коней. Они увидели Илью Муромца и зашумели. - Зачем ты сюда, негодный мужиковина? Мы богатыри рода дворянского, а тебя, мужиковина, за три версты видать. Смерть тебе! Илья Муромец наложил каленую стрелу на лук, как вдарит в дуб, только щепки полетели, весь дуб расшиб на щепки. Богатырей побил, дубом прихлопнул. Обратил Илья Муромец коня и поехал назад и написал на камне:"Кто писал: проедет - будет убит - неправда, путь свободен всем прохожим и проезжим". Сам думает: - Дай-ка поеду, где буду богат! Ехал он день, ехал два, на третий подъезжает -огромный двор, высокий забор, у ворот чугунный столб, на этом столбе висит чугунная доска и железная палка. Взял Илья Муромец и стал бить в эту доску. Отворились ворота, выходит старик. - Входи в дом, бери, что тебе угодно! У меня кладовые, подвалы ломятся. Он думает: - Деньги прах, одежда тоже, а жизнь и слава честная всего дороже. Поехал назад и написал на камне:"Неправда, что будешь богат. Чужое богатство недолговечное и непрочное". - Ну, поеду по третьей дороге, что там за красавица, может, правда, женюсь. Подъезжает, а там стоит дворец, сам деревянный, окошечки хрустальные, серебром покрыты, золотом облиты. Выходит девушка-красавица и говорит: I - Принимаю, добрый молодец, как любимого жениха. Взяла его за руку правую и повела его в столовую и подала обедать честь честью. - Теперь время отдохнуть. Ввела в спальню. - Вот, - говорит, - кровать, ложись, отдыхай. Он взял, нажал кулаком, она - бултых. А там яма глубокая, сажень пять. И там тридцать богатырей. - Эй, ребята, это вы жениться сюда заехали? - Да, - говорят, - помоги, Илья Муромец! Они сразу узнали. Он снял аркан с коня и бросил туда и вытащил их, всех до одного вывел. - Ну, говорит, ступайте, гуляйте на воле, А я с ней поговорю. - Поди отгуляла невеста, пора замуж идти. Вывел в лес, привязал за волосья, натянул тугой лук. Вдарил - не попал. - А знать, ты ведьма! Он взял каленую стрелу, выстрелил в темя. Она сделалась такая страшная, нос крючком, два Зуба. Он перекрестил три раза, она - бултых. Он вернулся и написал:

Собрание сказок со всего мира

Русские народные сказки. А. Н. Афанасьев. История о славном и храбром богатыре Илье Муромце и Соловье-разбойнике

В славном было городе Муроме, в селе Карачарове — жил крестьянин Иван Тимофеевич. У него было любимое детище Илья Муромец; сидел он сиднем тридцать лет, и как минуло тридцать лет, то стал он ходить на ногах крепко, и ощутил в себе силу великую, и сделал себе сбрую ратную и копьё булатное, и оседлал коня доброго, богатырского. Приходит к отцу и матери и стал у них просить благословения:— Государи мои, батюшка и матушка! Отпустите меня в славный город Киев богу помолиться, а князю киевскому поклониться.Отец и мать его дают ему благословение, кладут на него заклятие великое и говорят такие речи:— Поезжай ты прямо на Киев-град, прямо на Чернигов-град, и на пути своём не делай никакой обиды, не проливай напрасно крови христианской.Илья Муромец принял у отца и матери благословение, богу молится, с отцом и с матерью прощается, и поехал в путь свой.?И так далеко заехал во тёмны леса, что наехал на таборы разбойничьи; и те разбойники увидели Илью Муромца, и разгорелись у них сердца разбойнические на коня богатырского, и стали между себя разговаривать, чтобы лошадь отнять, что такой лошади ни в которых местах не видывали, а ныне едет на таком добром коне незнамо какой человек. И стали на Илью Муромца напущать человек по десяти и по двадцати; и стал Илья Муромец остановлять коня своего богатырского, и вынимает из колчана калёну стрелу, и накладывает на тугой лук. Пустил он калёну стрелу по-над землею, калёна стрела стала рвать на косую саже?нь. И, видя то, разбойники испужались и собирались во един круг, пали на колени и стали говорить:— Государь ты наш батюшка, удал добрый мо?лодец! Виноваты мы перед тобою, и за такую вину нашу бери казны, сколько надобно, и платья цветного, и табуны лошадей, сколько угодно.Илья, усмехнувшись, сказал:— Некуды мне девать. А если хотите живы быть, так вперёд не отважьтесь! — и поехал в путь свой к славному граду Киеву.?Подъезжает он ко граду Чернигову, и под тем градом Черниговом стоят войска басурманские, что и сметы нет, и Чернигов-град осадили, и хотят его вырубить и божии церкви на дым пустить, а самого князя и воеводу черниговского живых в полон взять. И той великой силе Илья Муромец ужаснулся; однако положился на волю создателя своего господа бога и вздумал положить главу свою за веру христианскую. И стал Илья Муромец побивать силу басурманскую копием булатным, и всю силу поганую побил, и царевича басурманского в полон взял и ведёт во град Чернигов. Встречают его из града Чернигова граждане с честию, идёт сам князь и воевода черниговский, принимают доброго мо?лодца с честию, благодарение господу богу воссылают, что господь прислал нечаянно граду очищение и не дал всем напрасно погибнути от такой силы басурманския; взяли его в палаты свои, и сотвориша великий пир, и отпустиша его в путь.?Илья Муромец поехал ко граду Киеву прямою дорогою от Чернигова, которую заложил Соловей-разбойник ровно тридцать лет, не пропущал ни конного, ни пешего, а убивал не оружием, но своим свистом разбойничьим. Выехал Илья Муромец в чисто поле и увидел попрыски богатырские, и по них поехал, и приехал на те леса Брянские, на те грязи топучие, на те мосты калиновы и к той реке Смородинке. Соловей-разбойник послышал себе кончину и бессчастие великое и, не допуская Илью Муромца за двадцать вёрст, засвистал своим свистом разбойническим крепко; но богатырское сердце не устрашилось. И, не допуская ещё за десять верст, засвистал он громче того, и с того свисту под Ильею Муромцем конь спотыкнулся. Приехал Илья Муромец под самое гнездо, которое свито на двенадцати дубах; и Соловей-разбойник, на гнезде сидя, увидел святорусского богатыря, и засвистал во весь свист, и хотел Илью Муромца убить до смерти.?Илья Муромец снимает с себя тугой лук, накладывает калёну стрелу и пускает на то гнездо Соловьиное, и попал ему в правый глаз и вышиб вон; Соловей-разбойник свалился с гнезда, что овсяный сноп. Илья Муромец берёт Соловья-разбойника; привязал его крепко к стремени булатному и поехал к славному граду Киеву. На пути стоят палаты Соловья-разбойника, и как поравнялся Илья Муромец против палат разбойнических, у которых окна были растворены и в те окна смотрели разбойничьи три дочери, — увидела его меньшая дочь и закричала своим сёстрам:— Вон наш батюшка едет с добычею и везёт к нам мужика, привязанного у стремени булатного.А большая дочь посмотрела и горько заплакала:— Это не батюшка наш едет; это едет незнамо какой человек и везёт нашего батюшку.И закричали они мужьям своим:— Мужья наши милые! Поезжайте к мужику навстречу и отбейте у него нашего батюшку, не кладите наш род в таком позоре.?Мужья их, сильные богатыри, поехали против святорусского богатыря; кони у них добрые, копья острые, и хотят они Илью на копьях поднять. И увидел Соловей-разбойник и стал говорить:— Зятья мои милые! Не позорьтесь вы и не дразните такого сильного богатыря, чтобы всем вам не принять от него смерти; лучше с покорностию попросите его в дом мой выпить чару зелена вина.По просьбе зятей поворотил Илья в дом, не ведая их злобы. Большая дочь подняла железную на цепях подворотню, чтоб его пришибить. Но Илья усмотрел её на воротах, ударил копием и ушиб до смерти.?И как приехал Илья Муромец в Киев-град, въезжает прямо на княженецкий двор и входит в палаты белокаменные, богу молится и князю кланяется. Князь киевский спрашивает:— Скажи, добрый мо?лодец, как тебя зовут и из которого города ты уроженец?Ответ держит Илья Муромец:— Меня, государь, зовут Ильюшкою, а по отечеству Иванов, уроженец города Мурома, села Карачарова.Князь спрашивает:— Которою дорогою ехал ты из Мурома?— На Чернигов-град, и под Черниговом побил войска басурманские, что и сметы нет, и очистил Чернигов-град; и оттуда поехал прямою дорогою, и взял сильного богатыря Соловья-разбойника, и привёл его с собою у стремени булатного.Князь, осердясь, сказал:— Что ты обманываешь!?Как услышали это богатыри Алёша Попович и Добрыня Никитич, они бросились смотреть и, увидев, князя уверили, что справедливо так. И приказал князь поднести чару зелена вина доброму мо?лодцу. Захотелось князю разбойнического свисту послушать. Илья князя со княгинею обернул в шубу соболью и, поставя их под мышки, призвал Соловья и приказал в полсвиста засвистать соловьём. А Соловей-разбойник засвистал во весь разбойнический свист и оглушил богатырей так, что они упали на пол; и за то убил его Илья Муромец.?Илья Муромец назвался с Добрынею Никитичем братьями. И оседлали они своих добрых коней, и поехали в чистые поля гулять, и ездили ровно три месяца, не нашли себе супротивника. Только наехали в чистом поле: идет калечище прохожий; гуня на нём в пятьдесят пуд, шляпа в девять пуд, костыль в десять сажо?н. Илья Муромец стал на него коня напущать и хочет отведать с ним своей силы богатырския. И увидал калечище прохожий Илью Муромца и говорит:— Ой ты еси, Илья Муромец! Помнишь ли, мы с тобою в одной школе грамоте учились, а ныне ты на меня, такого калику, напускаешь коня, как на некоего неприятеля; а того ты не ведаешь, что во славном городе Киеве великая невзгодушка учинилась: приехал неверный сильный богатырь Идолище нечестивый, голова у него с пивной котёл, а в плечах сажень, промеж бровьми пядь, промеж ушей калёна стрела, а ест он по быку, а пьёт он по котлу; и князь киевский вельми о тебе соболезнует, что ты его в этакой печали оставил.?Нарядясь в калечищино платье, едет Илья Муромец прямо на княженецкий двор и закричал богатырским голосом:— Ой еси ты, князь киевский! Сошли мне, калечищу прохожему, милостыню.И увидел его князь и говорит такову речь:— Поди ко мне в палаты, калечище! Я тебя накормлю-напою и золотой казны на дорогу дам.И вошёл калечище в палаты и стал у печи — поглядывает. Идолище просит есть. Принесли ему быка целого жареного, а он его и с костьми съел. Идолище просит пить. Принесли котёл пива, а несли двадцать человек; и он взял его за уши и выпил весь. Илья Муромец говорит:— Была у моего батюшки кобыла обжорлива, обожралась и издохла!Идолище не утерпел и говорит:— Ой еси ты, калечище прохожий! Что ты меня замаешь ? Мне тебя нечего и в руки взять! Не то что ты, — каков был у вас Илья Муромец, я бы и с тем стычку дал.— Да вот каков он! — сказал Илья Муромец, и схватил с себя шляпу, и ударил его в голову тихонько — только прошиб стену палат, и взял туловище (Идолищино) — туда ж выкинул. И за то князь Илью Муромца почтил великими похвалами и причёл в сильные, могучие богатыри. — Счёта, числа (Ред.). — Следы (Ред.). — Калика — нищий, просящий милостыню пением псалмов и духовных песен — Гуня — худая одежда, рубище; поддёвка, иногда рубашка. — Замать — трогать.

Кто автор былины Илья Муромец и Соловей разбойник?

88SkyWalker88 3 года назад

"Из того ли то из города из Мурома,

Из того села да Карачарова

Выезжал удаленький дородный добрый молодец.

Он стоял заутреню во Муроме..."

Русская народная былина "Илья Муромец и Соловей разбойник" составлена народом, конкретного автора у нее нет. Данная былина относится к славянской мифологии, сочиненной русскими крестьянами. При изучении историками происхождения сказаний о Илье Муромце уходит корнями в Чернигов (Украина).

Про Илью Муромца составлено 15 сюжетных былин, где он противостоит не только Соловью Разбойнику, эти былины имеют также больше сотни вариантов изложения.

На данный момент выпущены мультфильмы героями которых являются Илья и Соловей разбойник, но они содержат только основную мысль" Илья, добрый богатырь, побеждает злодея разбойника.

На основе былины выпущены, конечно фильм-сказки

И даже игры:

Вот так история о богатыре, созданная простыми людьми несколько сот лет назад, интересна и увлекательна для современных людей.

автор вопроса выбрал этот ответ лучшим
комментировать